Адреналін підіймається з колін

Диана Распутняя

От редакции. Данная статья является прологом к широкой полемике о связи музыки с политикой. Прежде всего, хотим отметить, что у редакции нет единой точки зрения на эту проблему, поэтому мнения, которые будут высказаны в статьях, порой могут быть диаметрально противоположными. Но это обстоятельство нас вовсе не смущает, так как действительное познание является успешным лишь тогда, когда в его основе лежит диалектическая логика. Другими словами, та логика, «которая не боится противоречий и не бежит от них как от чумы» (Э. Ильенков). Надеемся, что в этом процессе познания примут участие не только члены редакции, но и наши уважаемые читатели.

Я никогда не любила «Океан Эльзы». Мне казалось, что у группы, кроме названия, ничего оригинального нет, а весь восторг вокруг них весьма преувеличен. Ну, что это, к примеру, за текст: «Смак бензина й кави»? Набор слов. Однако все прыгают и счастливы. Смехота. Даже когда моя сестра заболела океаноманией, я продолжала оставаться настроенной весьма скептически, правда, иногда меня все же привлекали звуки, льющиеся из её комнаты.

С моей сестрой у меня сложились замечательные отношения, мы проводим вместе практически 90 процентов свободного времени, поэтому, когда она, после года болезни океаноманией, решила пойти на концерт, то ничего удивительного в том, что её сопровождала и я – нет. За те три месяца, которые билеты лежали в конвертах, я успела хорошо подготовиться к событию – не только выучить, но и полюбить ровно три лирических композиции. У меня имелись свои планы на вечер – я была намерена фотографировать своим новеньким на тот момент фотоаппаратом и насладиться теми тремя песнями. И каково же было мое удивление, когда через час я поймала себя на том, что уже прыгала, хлопала и пела про тот самый «смак бензина й кави» вместе со всем залом. В тот вечер танцующий зал Дворца Украины стал самым большим впечатлением. Я никогда не видела, чтобы отутюженная публика, обычно посещающая главный зал страны, ТАК плясала. По правде сказать, я вообще ни разу не видела, чтобы там танцевали. Разве что на поклонах, и то – не танцевали, а просто хлопали стоя. С того дня я влюбилась в «Океан Эльзы». За их контакт с залом, за их музыку, за их странноватую манеру поведения на сцене, за их тексты, за симфонический оркестр, за сто раз повторяющееся слово «дякую», за них самих.

Если свой первый концерт «Океана Эльзы» мы ждали три месяца, и ждали кое-как (говорю о себе), то до второго – терпение испытывалось целых четыре – билеты мы купили на второй день после попадания их в продажу (и уже на тот момент большая половина билетов была раскуплена). Четыре бесконечных месяца! Четыре! С их музыкой, постоянно звучащей в наушниках, с их настроением время все равно летело как письмо по Укрпочте, то есть очень медленно. Но все равно мы дождались заветного дня. Более того, мы выстояли в ужасной очереди («спасибо» турникетам – одному из нововведений в обновленном Дворце Спорта), вытерпели час задержки, пережили встречу с депутатом Ляшко, который то ли поклонник «Океанов», то ли пришел поработать на публику. Кстати, его появление несколько испортило впечатление от предстоящего концерта, ведь хочется, чтобы музыка была вне политики. Хотя, наверное, подобное утверждение не совсем правильно, ведь искусство всегда было и всегда будет оружием в борьбе. Пусть это одна из функций музыки, но очень неприятно, когда из оружия она превращается в инструмент для политических спекуляций, что мы видим постоянно. Я очень люблю музыку «Океана Эльзы», однако их политические взгляды не разделяю. Мне неприятно, что они являлись ярыми участниками оранжевого цирка, но это их право поддерживать того или иного лидера, ровно как мое право осуждать это. И если уж концерт заявлен просто как событие, приуроченное к очередному дню рождению группы, то делать хоть и маленькое, но политическое шоу с участием депутатов недопустимо. Ведь туда приходят люди вроде меня, которым нужна только музыка и никакой политики в этот момент. Люди приходят на концерт отдохнуть, а не думать о чем-то другом. Они же не на Майдане в конце концов.

Бесконечность какая-то с болью в стиснутых толпой ребрах и замершими от стояния на морозе пальцами. Однако, пробившись в зал и рассевшись «согласно купленным местам», мы уже и думать забыли про какую-то там парочку синяков. Мы были готовы к концерту. Причем, в самом деле готовы. Больше не было тех скромно сидящих девушек, не понявших куда они попали. К большому разочарованию соседей петь, хлопать, топать и просто кричать глубокомысленное «ааааа» мы начали с первой песни, когда ещё большая часть (95 процентов) публики была спокойна, конечно же, за исключением фан-зоны. Сил сидеть хватило ровно до пятой песни – простите нас, люди, но этот исходящий со сцены драйв был сильнее нас. К счастью, к началу шестой песни, танцевал уже весь партер и даже наши соседи по ряду в секторе. Накрыло, как говориться, наконец-то, всех накрыло…

В какие-то моменты, возвращаясь в реальность, я не могла поверить своим глазам. Публику – все те 8-10 тысяч людей – музыка разрывала в щепки. Она била по оголенным нервам, она зачаровывала, околдовывала, сводила с ума, иначе как объяснить, что все как один одинаково прыгали и пели, не смущаясь откровенных промахов мимо нот. До этого никому не было дела – «Океаны» поют, свет бьет в глаза, сосед рядом хлопает в ладоши, значит, все правильно! Адреналін підіймається з колін, как поется в песне с нового сольного альбома Святослава Вакарчука. Переполненное абсолютным счастьем сердце готово было разорваться, а сияние глаз окружающих могло ослепить навсегда. Я никогда в жизни не испытывала подобных эмоций.

Что хотелось бы отметить, если на секунду успокоить все ещё плавящие кровь эмоции. Все тот же контакт Вакарчука с публикой. За это тройное браво. Он не только разговаривает с многотысячным морем так, что кажется – вот сейчас этот невысокий человек с микрофоном обращается только к тебе, но и абсолютно контролирует зал. Каждое движение, любой вздох – кажется, все зависит только от слов Вакарчука. Если он говорит «підніміть ваші телефони, більше світла!», то люди тут же задирают руки вверх с зажженными экранами, дабы превратить весь Дворец Спорта в настоящее звездное небо; когда показывает пальцем, что нужно сделать тишину, она через секунду становиться абсолютной и все наслаждаются трогательным вокалом; если кричит «веселіше», то тут же зал взрывается так, что стулья начинают дрожать. И именно этот контакт создает главную неповторимость концерта – кажется, что идет обоюдное пение. Вокалист поет для тебя, а ты – для него, при чем так, что сердце сжечь не жалко. И это при всем при том, что ты не пятнадцатилетний подросток и не погибаешь от типичной для этого возраста любви к кумиру (во всяком случае, я до сих пор не понимаю своего «я хочу до тебе!» в странном исступлении крикнутом в конце моей любимой песни «Я так млію за тобою»). Просто в тот момент подобное кажется единственным необходимым для следующего вздоха. Подобное не поддается описанию. Этот ток нужно ощутить кожей и под ней…

Ещё была «Така як ти», о которой мы давно мечтали, украинская народная. И снова драйв, и снова лирика… А ещё была моя сестра, которую я никогда не видела настолько счастливой и безумной одновременно. Она – типичный представитель подвида «планктон офисный», стащив свои подтяжки, кричала «Вакарчук, пой акапельно!», когда начались проблемы со звуком; имитировала игру на скрипке, которую и в руках не держала (отчего я поддерживала её фразами «Давай, Шерлок, играй!»); первой начала кричать «Назад! На сцену!», когда группа не успела зайти за кулисы перед первым «на бис». Музыка, в самом деле, способна сотворить чудеса… Вот уж не даром Сохор в своей «Воспитательной роли музыки» предупреждал, что с ней нужно быть очень осторожным. Она таки способна пробудить в массах что угодно!

И снова, наверное, сотня повторенных «дякую» поразила меня. И снова четыре раза на «бис», поскольку топающая ногами и кричащая «Відпусти! Відпусти!» публика не желает уходить без любимой песни. И снова непонимание, как заставить себя выйти из зала в объятия замершего Киева? И снова удивление от того, что ещё не видел столько любви в один вечер, а ведь это, наверное, в самом деле, она – любовь. Любовь нескольких тысяч к группе и группы к нескольким тысячам. Ведь, как иначе можно объяснить желание не только получить от концерта максимум, но и поддержать вокалиста, когда в самом начале резко обрывается из-за каких-то неполадок музыка и люди начинают хлопать, а не свистеть. Это единение сердец, слившееся в единое сумасшедшее сердцебиение, просто невероятно захватывает.

Я не люблю хвалебных од, однако не могу заставить себя бросить хоть один камень в огород. Рука не подымается, как говориться. Хочется, как можно дольше сохранять в себе чистоту абсолютного счастья и ждать, терпеливо ждать дня, когда снова искры подожгут кровь, и ты будешь, словно тот «Призрачный Гонщик» из американского фильма, прыгать с пылающей головой и сердцем. А утром – молчать, так как голос куда-то убежал от тебя. Молчать и, рассматривая слегка помятый билет, радоваться: «О, это было с нами!»

http://propaganda-journal.net/4998.html

Похожие записи:

Самые новые записи: