Миф о простом советском человеке

Видное место в советской мифологии принадлежит мифу о простом советском человеке – homo soveticus. В изданной массовым тиражом книге утверждается, что Советский Союз стал родиной «нового, высшего типа человека разумного – хомо советикус». Перечислены отличительные черты хомо советикус: «Первым важнейшим качеством советского человека следует назвать его коммунистическую идейность, партийность… Независимо от того, является ли он членом КПСС или нет, партийность его проявляется во всем мироощущении, в ясном видении идеала и беззаветном служении ему». Отмечается трудолюбие советского человека, – он относится к труду «как к главному в жизни»; коллективизм – «это человек коллектива»; советский патриотизм – «человек, беспредельно преданный социалистической многонациональной отчизне», и интернационализм. Решительно отвергается христианский гуманизм и утверждается гуманизм социалистический, суть которого формулируется так: «Любовь к людям и ненависть к врагам человечности – это две диалектически взаимосвязанные стороны социалистического гуманизма».

В те же 70-е гг. философ и диссидент А. А. Зиновьев в самиздатовском негативном мифе «Гомо советикус» рисовал иными красками социальный портрет воспитанного большевиками советского человека (гомососа). «Гомосос приучен жить в сравнительно скверных условиях, готов встречать трудности, постоянно ожидает еще худшего, покорен распоряжениям властей… Стремится помешать тем, кто нарушает привычные формы поведения, холуйствует перед властями, солидарен с большинством граждан, одобряемых властями… Он обладает стандартным идеологизированным сознанием, чувством ответственности за страну как за целое, готовностью к жертвам и готовностью других обрекать на жертвы. Гомососы не злодеи. Среди них много хороших людей. Но хороший гомосос – это такой, который не имеет возможности причинить другим людям зло, или для него в этом нет особой надобности. Но если он получает возможность или вынуждается творить зло, он это делает хуже отпетого злодея».

Если отбросить словесную шелуху, легко увидеть, что мифический хомо советикус и мифический гомосос – один и тот же персонаж, и речь идет об одних и тех же его качествах. Причем (Зиновьев это специально подчеркивает) образ гомососа относится не к простому народу, а к советской интеллигенции, «людям со сравнительно высоким уровнем культуры и образования». Таким образом, интеллигентская мифология пополняется героическим образом хомо советикус и трикстером гомососом. Зиновьевский гомосос – прямой потомок (сын) мифического веховского интеллигента начала века. Их роднят партийная фанатичность, интолерантность, коллективизм, мужество и сила духа. Но у сына нет отцовской оппозиционности по отношению к власти и культурной беспочвенности. Наоборот, гомосос – советский патриот и послушный советской власти гражданин.

Шестидесятники – второе поколение советской интеллигенции; время рождения этой демографической когорты 1926–1945 гг., а фаза личностного формирования отмечена ХХ съездом КПСС (1956), отвергнувшим культ Сталина, и подавлением «пражской весны» (1968), знаменовавшим конец либеральных иллюзий и начало идеологических заморозков. Суть шестидесятничества заключается в пробуждении духа интеллигентности в этом поколении. В 60-е гг. спонтанно образовалась не то чтобы этико-культурологическая субкультура (думаю, такая субкультура возможна лишь в монастырях со строгим режимом), а духовная почва для выращивания этической модели интеллигента-гуманиста. Появилось множество образованных молодых людей, чаще всего – гуманитариев, которые отвергали мещанские соблазны и расчетливый прагматизм, предпочитали жить духовными интересами, тратя последние деньги на книги, театры, выставки.

Культуроцентричность образа жизни – отличительная черта интеллигентности, но есть и другие черты, которые делают книжников-шестидесятников похожими на классических русских интеллигентов. Прежде всего, альтруистическая озабоченность будущим русского народа. Они бесконечно спорили по своим маленьким московским кухням о вечных вопросах русской интеллигенции: откуда есть пошла Русская земля? зачем пошла туда, почему не пошла сюда? в чем ее историческая миссия? кто виноват? что делать?

Культурное наследие героических отцов презрительно отвергалось интеллигентными шестидесятниками, его заслонил блистательный Серебряный век, восстановленный по крохам, сохранившимся в социальной памяти.

Аркадий Соколов: диалоги об интеллигенции, коммуникации и информации

Похожие записи:

Самые новые записи: