Архив рубрики «Актуальная философия»

Исследование мифомышления

10.02.2015

Исследование мифомышления как целостной способности создания символической системы осуществлено Э. Кассирером. Размышления Кассирера о природе мифомышления сконцентрированы вокруг постулата о том, что способность к символотворчеству является качественным отличием человека от других живых существ. Посредством мифа человеческое сознание возвышается над предметным миром. После этого оно переходит на все более высокие формы символической деятельности. Символ является фундаментом всей духовной жизни человека, распадающейся на автономные символические формы – миф, язык, науку, религию. Концепция автономизации мифа и искусства развивались в работах С. Лангер.

(далее…)

Школы мифа

21.06.2014

В XX в. корпус мифологических исследований настолько разрастается, что аналитики начинают говорить о нем как о теории мифа. Разнообразие специальных филологических, этнологических, философских и т.п. исследований классифицировалось и систематизировалось в работах В. Вундта, С.А. Токарева, Е.М. Мелетинского. Опираясь на их исследования, панораму существующей теории мифа можно обозначить как совокупность направлений-школ, формирующихся вокруг конкретного методологического проекта. Остановимся на них подробнее.

(далее…)

Процесс перевода образа

16.06.2014

Процесс перевода образа как единицы познания в его концептуальные модели: образ-факт, образ-модель, образ-концентрат – является общим для познавательной деятельности механизмом интерпретации – представлением опредмечиваемого объекта в той или иной знаковой системе. Современные психологи, К. А. Абульханова, А. Н. Славская, считают интерпретацию основным механизмом социальных представлений, самостоятельной процедурой социального мышления, рассматривают ее «…как способность индивидуального сознания личности вырабатывать определенные мнения – смысловые композиции, схемы, "версии", объяснения при неопределенной или изменившейся позиции личности».

(далее…)

Научная концепция консьюмеризма

16.06.2014

В нынешнюю – потребительскую – эпоху человек подвергается воздействию огромного массива рекламных сообщений и призывов к покупке, система рекламы и массмедиа формирует гедонистическую ориентацию, которая, в свою очередь, трансформируется в стиль жизни. Отдельная личность, сообщество людей, культура и социальная психология постоянно претерпевают процесс изменений – в сторону развития или в сторону упадка. Они не стоят на месте, не являются неизменными, так как на каждом историческом этапе происходят процессы, влияющие на общественную культуру и психологию. Соответственно, общество в целом – не статичная, априорная, а динамичная структура. Она претерпевает трансформации, ей присущ определенный процесс развития. Как отмечает Е. Н. Мотовникова, общество разнородно, подвижно, изменчиво и как целое, и в каждой своей малой части – нации, общности, регионе, малой группе, единичном человеке. Поэтому нельзя сказать, что давно сложилась научная концепция той или иной социальной тенденции, уже описанной, но продолжающей проявляться и развиваться вместе с обществом.

(далее…)

Модульные здания и памятник мудрости

10.04.2014

Из черных художников Африки, пожалуй, показателен пример конголезца Бодиса Исека Кингелеза. В составе «Волшебников земли» введенный на международную сцену Жаном-Юбером Мартином в 1989 г., самоучка Кингелез из кусочков картона, яркой бумаги, всяких оберток воплощает мечту об идеальных городах будущего. Эти фантастически архитектурные макеты-инсталляции стоят на полу, достигая примерно метра в высоту, так что зритель может одобрительно рассматривать их сверху. Главным проектом Кинегелеза в 90-х стало преображение его родной деревни, Кимембеле-Ихунга в провинции Бандунду на территории бывшего Заира — он задумал превратить ее в блистающий новый город XXI века, с бульварами, блочно модульными зданиями, небоскребами и памятником му­дрости его отца Малуба. Он сам описывает город, которому дал новое имя Кимбевилль, на языке экзотическом под стать его сооружениям: «Общая концепция города ставит его среди супермультисистемных феноменов футуристической архитектуры самого высокого калибра». Мешая фантазии с реальностью, он утверждает, что «эти реалистические здания, не затронутые диктатом моды, представляют беспрецедентно благочестивое зрелище… Эти бульвары, эти проспекты с незапятнанно чистыми мостовыми вряд ли когда переполнятся людьми, помешают свободе движения; напротив, они позволяют людям легко добраться в любую часть города». Аттракцион включает и «множество услуг, отелей и ресторанов». Иногда он отдает Америкой, иногда Японией, Китаем или Европой, не говоря уж об Африке. В городе есть все, от рассвета до заката, навсегда и на один день. Он так переполнен обещаниями, что непременно появится на картах мира…

Бpэндoн Tейлoр

Не только надгробные памятники

15.03.2014

Развитием общего парадокса искусства явилась тенденция размещать произведения искусства (и это, что характерно, часто произведения критически-вызывающие) за пределами выставочных помещений, по существу устанавливая новые отношения с пространством. Манера работать «снаружи», на территории города, может напомнить читателям те времена, когда деятели контркультуры выезжали в пустыни, в леса и на поля, в общем, повсюду, где можно действовать, не считаясь с волей куратора. Контр­монумент — явление как раз этого порядка. Те контрмонументы, которые ориентированы на общественные здания или мемориальные пространства, заведомо привлекают широкое внимание и заинтересованно, порой даже весьма и весьма жарко обсуждаются. Кшиштоф Водичко получил образование в Варшавской академии изящных искусств в традициях конструктивизма и Баухауза, затем преподавал в Польше, а в 1977 г. переехал в Нью-Йорк. Его метод заключается в том, чтобы взять некий объект общественного значения и спроецировать на него изображение, смещающее или разрушающее его привычное содержательное наполнение, будь то мемориал павшим, надгробные памятники, памятник культуры либо административный центр. Это может быть проецирование руки Рональда Рейгана на фасад здания AT&T (1984), или свастики — в самый центр классического фронтона посольства ЮАР в Лондоне (1985), или предложение вложить костыль в руку памятника Линкольну, что на Юнион-сквер в Нью-Йорке (1986). Сам художник про свои «Публичные Проекты» (настаивая на написании с прописных букв), сказал, что «безжалостно динамичное пространство сегодняшнего города с его недвижимостью и неоднородностью экономического развития в особенности затрудняет общение обитателей города и приезжих посредством городских символов… Не разговаривать посредством городских памятников — значит отказаться от них и отказаться от себя, потерять и то и другое с точки зрения и истории, и современности…». «»Публичные Проекты» ставят под вопрос и функцию этой собственности, и право владения ею, — писал Водичко, — защищая публику-общество от публики-индивидуала, проекция раскрывает политические противоречия культуры капитализма… Нападение должно быть неожиданным, фронтальным и происходить ночью, когда тело здания спит после дневной суеты и видит себя во сне, когда у архитектуры ночные кош­мары». Разумеется, те весьма значительные сложности, которыми сопровождается получение заказа и разрешения на проведение таких акций, содержательно (и намеренно) отягощают их смысл. Также разумеется и то, что художественный музей, с его функциями хранилища, опоры и фильтра между старым и современным искусством, не мог не стать одной из мишеней Водичко.

Бpэндoн Tейлoр

Популярность японской музыки

08.01.2014

Сегодня популярность японской музыки в ряде азиатских стран достигла таких масштабов, что правительства некоторых из них (например, Южной Кореи) даже вынуждены принимать специальные меры для ее ограничения. Почему же в азиатских странах японские музыканты имеют такой массовый успех, а на Западе у них пока еще лишь единичные творческие прорывы? Об этом сейчас много пишут и спорят. По признанию самих японских музыкантов, дело не только в языковом барьере, проблемах дистрибуции и т.д., главное — в самом типаже поп-звезды, который в Японии заметно отличается от западных стандартов. «Если посмотреть на наших знаменитых певцов, то все они (и рокеры в том числе) — очень худые, хрупкие и женственные. А все певицы похожи на маленьких девочек. И это не временная мода, а явление, уходящее своими корнями в японские представления о сексуальности».

(далее…)

Где купить

06.01.2014

Сила творчества Сары Зе кроется в его полной и примиренной включенности в две обычно раздельные сферы опыта — приватную территорию домашней жизни, вроде полочки в ванной или комода в спальне, и перенаселенное пространство современного города. В фильмах последних лет, от «Бегущего полезвию» Ридли Скотта (1982) до «Матрицы» (1999) и «Матрицы-1» (2003) братьев Вачовски, в каждом по-своему изображен город будущего (обычно это Токио), где архитектурные фантазии болезненно смыкаются с неистребимым рабочим гетто с его замусоренностью и стихийной отсталостью. Точно так же в инсталляциях Зе внешнее пространство рвется внутрь, а обитающие внутри родные, привычные вещи и случайные мелочи стремятся наружу, чтобы проявить себя как сфера общественного. Подобно дадаисту Курту Швиттерсу сего ганноверским «Мерцбау» (1936) и более поздними скульптурами из овсянки, Зе вдохнула душу в пространство и материальную культуру современного интерьера и внешней среды.

(далее…)

Гиперсигнификация

16.11.2013

Как видно, нет предела совершенству форм и способов «упаковки» информационных посланий. Формируемые в процессе коммуникации семиотические системы то усложняются, а то минимизируются до простейших слоганов, сопровождаются кодами, адекватными то «идолам» рода, а то – пещеры… «Базы данных» коммуникаторов не успевают за апгрейдом, навязываемым технологиями…

(далее…)

Квартира в Балаково например

16.11.2013

В отличие от поп-идолов, многие музыканты, работавшие на японской сцене с ранних 1970-х до середины 1980-х годов, вовсе не ассоциировали себя с господствующей модой и редко появлялись на телевизионных ток-шоу или в музыкальных программах, могли снимать квартиру где-нибудь в отдалении http://balakovo.kvartirka.su/. Однако это практически не сказывалось на их популярности. Речь идет о представителях «новой музыки», творчество которых в стилистическом отношении, несомненно, испытало заметное влияние фольклорно­музыкального движения 1960-х годов, представленного в свое время именами нескольких независимых певцов — авторов песен с социальным подтекстом в стиле Боба Дилана. Теперь же у нового поколения японских музыкантов тематика песен сменилась на более оптимистичную с явным уклоном в любовную лирику, а простые песни их предшественников под гитарный аккомпанемент были заменены на более сложные музыкальные композиции с интересной и талантливой инструментовкой.

(далее…)