Дом из бруса для интеллигентных людей

Именно маргинальная среда с ее обреченностью жить вне «кристаллической решетки» поведенческих алгоритмов традиции выработала ментальные условия для генезиса интеллигенции. Маргинал, существуя и действуя в режиме неопределенности, вынужден ежечасно и ежеминутно продумывать тактику и стратегию своего поведения, овладевать всеми нюансами ситуации, предупреждая возможные последствия собственной активности и постоянно оценивая личную адекватность складывающейся конъюнктуре. Все это чрезвычайно благоприятствует переразвитости рефлексивных начал в ментальности маргинала. При этом преувеличенная склонность к рефлексии является способностью вынужденной, детерминированной пребыванием в городской среде именно средневековой Европы. Именно здесь вырабатывался новый, не характерный для традиционного общества психотип.

Горожанин Средневековья (маргинал по объективной социальной диспозиции в пространстве религиоцентристского общества) в отличие от представителя традиционных сословий, чья «социальная роль предусматривает полный сценарий его поведения», компенсировал свою модельную ущербность информационной «прожорливостью» и «всеядностью». Традиционный человек безусловно так же не был чужд рефлексии, но в ситуации формирования поступка рефлексия отступала на второй план, превращаясь во вспомогательный, уточняющий коррелят для обеспечения максимально адекватного исполнения должного. Излишняя рефлексивность в рамках императивного типа поведения означает для религиоцентристского сознания слабость, колебания, в конечном счете граничащие с неверностью абсолютным началам бытия. Кроме того, само время, отпущенное человеку на рефлексию, ограничивалось приличиями, игнорировать которые было невозможно без риска потери социального «лица».
Напротив, обдумывание каждого шага становится необходимостью и ценностью в режиме ситуативного типа поведения, что и привело в рамках современного (секулярного) общества к возведению рефлексивности в качество одной из высших способностей человека. Сосредоточение человека на самом себе как смысловом центре не только надежно изолирует его от возможности возвращения в абсолютную систему координат, но и логически оправдывает любые анормальные, перверсивные активности. Именно рефлексивность обеспечивает возможность ситуативного поведения, которое по определению не признает и не принимает никаких априорных сдержек и запретов. Именно в средневековых городах мы обнаруживаем анемичное поведение в качестве своеобразной нормы, что исторически вовсе не удивительно. Рефлексивность сознания весьма эффективно адаптирует человека к преступному поведению, если под этим словом подразумевать способность обходиться без любой внешней нормативности, а значит, в случае необходимости прямо пренебрегать ею. Неограниченная внешним авторитетом рефлексивность создает ментальные условия и для формирования индивидуалистического по своему характеру поведения. Я-центричность просто не оставляет челов. возможностей для выстраивания иного поведенческого алгоритма. При этом рефлексивность сознания вовсе не является порождением культурно-художественной среды, а зарождается в совершенно приземленных, ограниченных сообществах маргинально-криминального типа.

Интеллигенция могла зародиться только в пространстве, очерченном городскими стенами, защищенном от генерализующего воздействия традиции и ставшем для инфо-посредников «месторазвитием», экспериментальной площадкой и пантеоном, подобно современному дому из профилированного бруса. Материалом для социального овеществления интеллигенции послужили маргинальные слои средневекового общества, тяготевшие к городу, незакрепленные в «кристаллической решетке» религиоцентристского социума и ввиду этого открытые для социальной трансформации. Но маргиналы не просто «полая» социальная группа; интеллигенция просто не сложилась бы без их ментальных особенностей – рефлексивности, индивидуализма, повышенной общественной решительности, выкованной опытом нарушения запретов и норм.

Аркадий Соколов: диалоги об интеллигенции, коммуникации и информации

Похожие записи:

Самые новые записи: