Дуализм в творчестве Блейка (мысли по поводу одной картины)

Это одна из моих самых любимых картин вообще и господина Блейка в частности. Странный он был тип, по всей видимости, слегка безумный.Впрочем, для художника это не порок, а для художника, который к тому же ещё и поэт – почти что закономерность. Но вот в отношении игры образами – преуспел бесспорно. Образ, кстати, мало того, что прошел красной линией через творчество самого Блейка, дык ещё и породил аллюзии уже после смерти автора.

Итак: The Great Red Dragon and the Woman Clothed with Sun

Главный герой моей любимой триллер-трилогии доктор Ганнибал Лектор – несравненный эстет и прекрасный знаток человеческой натуры – дает все же довольно туманный комментарий по поводу Блейковского дракона. И при всем моем уважении к блистательному психиатру – не вижу я здесь никаких идей превращения. Более того, не могу согласиться с доктором по поводу того, что это основной мотив творчества Блейка. Уж не знаю, что там в его чуднОм анализе: косяк переводчика (на английском фильм не видел), сценариста или моя собственная недальновидность.

«Великий Красный Дракон и Женщина укутанная солнцем» – и впрямь повторяет лейтмотив, который проходит через все творчество Блейка. Кстати, в оригинале эта картина называется именно так – «The Great Red Dragon and the Woman Clothed with Sun», а вовсе не «Великий Красный Дракон и Дева-солнце», как перевели ее на русский . И в данном случае эти нюансы имеют значение.

Только это не трансформация, не превращение. Это дуализм. Что такое дракон, как не воплощение мужского, агрессивного и, в некотором смысле, темного начала? И кто дева – как ни все наоборот? Развивать эту мысль, вероятно нет смысла. Идея не нова, а что до картины, то все, начиная от цветовой палитры в изображении двух персонажей и до деталей (дракон с рогами, дева с крыльями) указывает на то, что эта вариация на тему пресловутого Инь-Ян, хотя, наверное, даже больше.

Конечно, прямых аналогий здесь проводить нельзя, все-таки мы говорим о принципиально разных культурных традициях. А мифология Блейка и вовсе не считается с какой-либо традицией, хотя влияний не испытывать очевидно не может.

Блейк разрешает этот дуализм в типичном для западноевропейского романтизма ключе (т.е. через чувство), и в то же время идет гораздо дальше. Аналогичную фабулу мы находим в его литературном опусе: «Бракосочетание Ада и Рая». В творчестве Блейка литературное и графическое его наследие перманентно пересекаются. Но, кажется, здесь важен ещё и фон. Женщина, укутанная солнцем готова отдаться Великому дракону на фоне первозданного хаоса. Это есть блейковская квинтэссенция акта творения, при этом его дискурс весьма далек от христианского! В основе творчества – соитие двух противоположностей: невинности и опыта, ада и рая¸ Великого дракона и Женщины, укутанной в солнце и т.д. и т.п.

И этот творческий союз реализуется совсем не через гармонию двух начал, но через их страсть. Потому что именно страсть Блейк считал высшим проявлением, апофеозом витальной силы. «Страсти — единственное подлинное проявление жизни, а Разум — лишь рамки, или внешняя оболочка, Страстей. Страсти — это вечное Блаженство». (Бракосочетание Ада и Рая)

Метки: , , ,

Похожие записи:

Самые новые записи: