http://химзаказ.рф/cost/ срочно куплю медицинский спирт.

Экзистенциальная «Псевдонимия» Кьеркегора

Серен Кьеркегор (1813-1855), создавший множество замечательных философских произведений, всю жизнь выпускал их (по-датски) под псевдонимами, — каждый раз под каким-либо иным. Это явление превосходно проанализировано (в частности, С.А. Исаевым в ряде его работ и в краткой форме в статье «Кьеркегор» — «Новая философская энциклопедия в 4 томах». Т. II. М., Мысль, 2001).

Мы подойдем к этой теме несколько особо — как в общеевропейской ситуации Авангардизма. И даже самый наш подход к ней лежит в сфере новой европейской литературы, как к этому и подошел сам Кьеркегор.
Мы опираемся здесь на его конкретный текст, опубликованный по-французски в точном переводе с датского «Post-Scriptum aux Miettes philosophiques», traduit du danois par Paul Petit, NRF, Gallimard, 1949, IIе edition, 428 pages («Post-Scriptum к Философским крохам» (далее Kierkegaard, 1949).
«Моя псевдонимия или полинимия, — писал он, — не имела случайной причиной мою личность (и, разумеется, не проистекала из страха перед юридической ответственностью…); у нее было сущностное основание в самом характере литературной продукции, которая, требуя реплик, психологического разнообразия индивидуальностей, требовала тем самым, в поэтическом смысле, безразличия к добру и злу, к серьезности и легкомыслию, к отчаянию и самодовольству, к страданию и радости и т. д. А такое безразличие ограничивается лишь психологически в воображаемом мире (idealement), в реальном же мире никакое лицо не осмелилось бы и не могло бы себе его позволить в рамках морали этой реальности. Таким образом, написанное действительно принадлежит мне, но лишь постольку, поскольку я вкладываю в уста реальной поэтической личности, которая производит текст, ее концепцию жизни в том виде, в каком последнюю можно уяснить из ее реплик. Мое отношение к произведению еще более расплывчато, чем отношение поэта, который создает своих персонажей и одновременно является автором предисловия. Я действительно безличен или являюсь лично лишь суфлером в третьем лице, который в поэтическом смысле производит авторов, которые, в свою очередь, являются авторами своих предисловий и даже своих имен. Таким образом, в псевдонимных книгах нет ни одного слова от меня; мое суждение о них — это суждение третьего лица; мое представление об их значении — это представление читателя, и у меня нет никакого частного отношения с ними, да и невозможно было бы иметь такое отношение при указанном двойном отчуждении содержания. Одно лишь слово, произнесенное лично мной от моего собственного имени, было бы равносильно нарушающему всю систему (impertinent), забвению моего собственного "я", и уже это имело бы результатом с диалектической точки зрения уничтожение самого существа псевдонимии» [Kierkegaard 1949,424].
Но, конечно, псевдонимия здесь — не только нечто внешнее. Это нечто внешнее, что слито с «внутренним», что переходит во «внутреннее». Именно так и строит Кьеркегор свое философское сочинение.

Семиотика и авангард. Антология

Похожие записи:

Самые новые записи: