Фаустовский миф

С легкой руки О. Шпенглера (1880–1936) получила распространение мифологема фаустовского человека, символизирующего западноевропейскую культуру, перерождающуюся в бездушную технократическую цивилизацию. Фаустовского человека, покоряющего пространство при помощи познания и техники, прагматически пренебрегающего «аполлонической» красотой и искусством, легко отождествить с фигурой западноевропейского интеллектуала, появившейся в постсоветской России.

Фаустовский миф – миф идеологический, ибо он отражает интересы формирующегося капиталистического класса. В роли культурного героя выступает интеллектуал – специалист-профессионал, мастер своего дела, а в роли презренного трикстера – интеллигент, пренебрегающий производственными заботами и имеющий амбициозные претензии кого-то учить, просвещать, обличать, быть «совестью и честью» нации. Интеллектуалы – полезные члены индустриального и постиндустриального общества, они пользуются общественным признанием и легко инкорпорируются в состоятельный господствующий класс, превращаясь в один из устоев истеблишмента. Интеллигенты же в силу тех или иных причин, порою от них не зависящих, не используют свой интеллект должным образом и поэтому не имеют доступа к богатству и высокому социальному статусу.

Обобщая, можно отметить следующие привлекательные качества современного героя фаустовского мифа:

  • профессионализм высокого класса, целенаправленное приобретение знаний и постоянное повышение своей квалификации;
  • развитое технократическое мышление, ориентированное на эффективность производства и достижение успеха;
  • чувство независимости и самодостаточности, гарантированное личными достоинствами и талантами;
  • критическое восприятие утопических проектов и демагогических обещаний, здоровый скептицизм;
  • стремление руководствоваться здравым смыслом и трезвым расчетом, а не эмоциями милосердия, жалости, сочувствия, часто противоречащими интересам дела и др.

Не удивительно, что многим интеллектуалам присущи деспотизм, жестокость, цинизм. В этой связи вспоминается, что апокрифическая литература рисует Иуду как самого смышленого, предприимчивого и здравомыслящего из учеников Христа. Я не уверен, что эти интеллектуальные качества подтолкнули апостола-предателя к преступлению, но убежден, что они не были отличительной особенностью ранних христиан и античной интеллигенции.

Типичен следующий сюжет. Кто виноват в глобальном кризисе, где скрыты его причины? Кто поставил стремящееся к благополучию, свободе и счастью человечество на грань самоуничтожения? Какая сверхъестественная сила уничтожает леса и пастбища, отравляет атмосферу, питьевую воду и мировой океан? Почему сильные и богатые озабочены не тем, как накормить бедных и голодных, а уничтожением возможных конкурентов и противников? Чья воля извлекла из недр вещества ядерное оружие и превратила его в дамоклов меч, висящий над нашей планетой? Ответ очевиден: все это сделал фаустовский человек ХХ века. Смешно рассчитывать, что могильщики человечества, услышав апокалипсические увертюры, осознают свои преступные ошибки, покаются и бросятся коллективно их исправлять. «На наш век хватит» – подумает большинство из них.

Аркадий Соколов: диалоги об интеллигенции, коммуникации и информации

Похожие записи:

Самые новые записи: