Гибель прессы

Тот, кто хочет и дальше использовать понятие критической буржуазной общественности, констатирует гибель прессы. Газеты сегодня больше напоминают партии, о которых они пишут. Нет больше фронтов, и критика, кажется, закончилась. У гибели прессы множество причин. Экономист укажет прежде всего на вряд ли восполнимую потерю газетной рекламы, коммуникативист – на конкуренцию со стороны новых медиа и онлайновой журналистики, такой как блоги и индимедиа. Социальный критик будет говорить о медийной демократии и жаловаться на коррупцию в форме, например, «прикармливания» журналистов, а серьезная пресса – осуждать неодолимый поток «инфотейнмента», сплетен и бульварщины.

И это тоже можно понять исторически. Как, собственно, возникли просвещенческий пафос и критический этос классической журналистики? В своей прекрасной книге Factual Fictions Леннард Дэвис показал, что различие факта и вымысла в XVII столетии еще не было важным. Лишь с появлением новеллы, претендовавшей на сообщение истины, возникает двусмысленная, а потому имеющая важные эволюционные последствия форма: близкий к факту вымысел, отрицающий свою вымышленность. Читателю остается гадать, правда это или нет. Хотя не это самое важное – акцент здесь ставится не на истинности, а на новизне информации. Этот новостной дискурс распадается затем на две формы: журнализм и роман. Повествование, следовательно, разделяется на факт (журнализм) и вымысел (роман). Новое единство распавшегося воплощает в себе идеология.
Ницше понимал свою философию как «противостояние всему журналистскому». Для него декаданс современного мира воплощается в опьянении спешкой сиюминутности, в «гнусной сущности журналистов, рабов трех М: момента, мнения, моды». В 1925 году языковед Герман Амманн заметил, что было бы интересно «взглянуть на газету так, чтобы задуматься, кто, собственно, говорит здесь "с нами"». В 1927 году философ Мартин Хайдеггер ответил: das Man говорит сам с собой. Постоянный, сам с собой сообщающийся поток информационных данных, мнений и рекламы он назвал das Gerede, говорение. Коммуникация – это в сущности своей продолжающееся говорение; позже социолог Никлас Луман назовет это примыкаю¬щей коммуникацией. К говорению примыкает говорение.
Если сделать пару шагов назад и установить по отношению к патетически просвещенческому самоопределению классического журнализма точно такую же дистанцию, как и по отношению к философской критике, то можно различить три общественные функции традиционной прессы. Газета, во-первых, обеспечивает повестку дня локального сообщества. Она, во-вторых, представляет собой организованный медиум элит. И в-третьих, она заполняет собой вакуум volonte general, а конкретнее – общественного мнения.

Норберт БОЛЬЦ

Похожие записи:

Самые новые записи: