КАКОВА СУДЬБА РОССИИ

Некоторые считают, что Россия, как раковый больной, живёт в ожидании неминуемого конца. Другие полагают, что Россия только начинает возрождаться. Для третьих очевидно, что Россию ждёт война в той или иной форме.
Существует предание, согласно которому монах Авель в своей «зело престрашной книге» предсказал судьбу России на много веков вперёд. Не только Павел I узнал о своей кончине от Авеля, но и спустя сто лет Николай II узнал грядущее для себя и страны. Этим во многом объясняется мистицизм последнего императора, его покорность трагической судьбе.
О России писали многие русские мыслители: Чаадаев, Гоголь, Данилевский, Иван Ильин, Достоевский и другие. Пожалуй, самая известная работа – «Судьба России» Николая Бердяева.
Недавно о судьбах России размышляли на семинаре «Русская мысль» в Русской Христианской гуманитарной академии в Санкт-Петербурге.
Я не претендую на истину в последней инстанции, но хотел бы предложить для дискуссии некоторые размышления о судьбе России.


По всем рациональным выкладкам экономического, политического порядка Россия уже как бы не должна существовать. За 537 лет, от Куликовской битвы до первой мировой войны, Россия воевала 334 года. Из них одну войну против девяти держав, две войны против пяти держав, двадцать пять войн против трёх держав и тридцать семь войн против двух держав одновременно.

Новейшие расшифровки предсказаний Нострадамуса говорят о том, что с 2014 года начнётся стремительное вхождение России в Золотой Век. В России наступит: “то, что будет, никогда не было таким прекрасным… второй век Сатурна – Золотой Век. Создатель увидит мучения своего народа и между Богом и людьми будет заключён мир. Впереди начало Новой Эры. Перед этим будут большие беды, однако после того на Земле воцарятся Справедливость и Добро”. (Нострадамус, ц.9, к. 26: 66).
Предпосылки к Золотому веку возникли в России на рубеже 2002 – 2003 годов. Они будут вызревать 33 года, и окончательно Золотой Век в России наступит в 2035 году.

В настоящее время численность русских в мире составляет 150 миллионов человек. На 1 января 2011 года в России из 141 миллиона населения около 80% составляют русские.

Утверждают, что население растёт. Но зачем рожать детей, если при существующей безработице десятая часть населения не может найти работу? Это всё равно что обрекать своих детей на нищенское существование.

Лев Гудков, директор аналитического центра «Левада-Центр», говорит, что из России каждый год выезжает около пятидесяти тысяч человек, а в будущем это число может возрасти ещё на десять – пятнадцать тысяч. Среди тех, кто уезжает, в три раза больше лиц с высшим образованием, чем среди тех, кто остаётся. Некоторые просто боятся, что закроют границы. Аналитики уже назвали нынешнюю ситуацию шестой волной российской эмиграции.

Писатель Умберто Эко считает, что «во всём виноваты русские». Потому что крах СССР и социалистической системы привёл к дисбалансу и вызвал тектонические процессы в мире.

СССР не смог удержать подконтрольного пространства и распался. Сможет ли сохраниться Россия?

В мире господствует сила, а все разговоры лишь для прикрытия политики силы. Заботы «друзей» о демократизации России свелись к приближению НАТО к нашим границам.
Если мы не сможем ничего предложить глобальному миру, то расчленят Россию (как это было с СССР) и вырвут «ядерные клыки».
Россия должна быть сильной, или не будет России. Не оставят наши «партнёры» своих планов отобрать у нас Сибирь.

В условиях глобального мира справедливо возникает вопрос: а какое у русских, составляющих 2 процента населения Земли, право владеть 10% разведанных запасов мировых природных ресурсов?
Сможет ли Россия отстоять право на десятую долю мировых природных богатств, при том, что силы слишком не равны?

Когда-то нас пугали планами империалистов превратить нашу страну в сырьевой придаток. Так и случилось. Дело, оказывается, не в идеологии, а в природных богатствах России.
Если Россия не сможет предложить ничего революционного, как не смогла этого сделать со времён запуска первого спутника Земли и полёта Юрия Гагарина, то страна обречена.

Почти сто лет назад Николай Бердяев в октябре 1915 года писал: «Если Россия хочет быть великой Империей и играть роль в истории, то это налагает на неё обязанность вступить на путь материального технического развития. Без этого решения Россия попадёт в безвыходное положение. Лишь на этом пути освободится дух России и раскроется её глубина».

Что делать? – Объединяться и делиться!
Если Россия не хочет оказаться в ситуации 14 века (раздробленной и завоёванной), мы должны интегрироваться с другими странами, чтобы война стала не выгодной никому.

Мы живём в глобальном мире, и потому своё будущее должны рассматривать в аспекте всечеловечности. В условиях глобального мира всякое обособление губительно. При этом каждая страна имеет право на свой путь, если этот путь для неё более эффективен, чем общемировая магистраль развития.

Русь, куда несёшься ты? – спрашивал Николай Васильевич Гоголь. – Не даёт ответа.
Вот и Карамзин задавался вопросом: русский народ придумал таких властителей, или властители сделали таким народ?

Писатель Эдвард Радзинский считает: что бы ни случилось с Россией, а выйдет всё равно империя.
Россия может существовать только как империя. Это процесс, который разворачивался за счёт экспансии и включения новых народов.

В фильме «Гибель империи: византийский урок» архимандрит Тихон весьма верно указал на внутренние причины распада византийской империи: утрата духовных основ, пожертвование высшими идеалами ради практических выгод, игра истинами веры.

Мощь социума зависит от массовости, силы и сплочённости членов. Сегодня у нас нет ни справедливости, ни моральных авторитетов, потому что нет самой морали. Все ценности заменили деньги. Но общество, где главной ценностью являются деньги, обречено на неизлечимую коррупцию.

Россия не сможет существовать, если каждый будет жить по одиночке. Вся наша долгая и трудная история привела к осознанию простой идеи – так называемой «русской идеи»: СПАСТИСЬ МОЖНО ТОЛЬКО ВМЕСТЕ!

Сильное государство в России всегда было вынужденной необходимостью. При такой разбросанности населения по территории как в России, без централизованного руководства не обойтись. Иначе либо само развалится, либо разорвут на куски.

В России всегда государство будет патерналистски довлеть над обществом. Именно государство, как институт, сохраняет целостность страны и её независимость. Как только ослабло государство, так распался Союз.

Очевидно, что мир стремится к единению. Задача России – вписаться в мировое разделение труда и в глобальный мир самым выгодным образом. Но с чем войдёт Россия в глобальный мир?

Очень часто сталкиваешься с тем, что «в России всё через одно место»…
Мне легче понять западные алгоритмы, чем свои – российские.
А почему? Потому что мы пытаемся изобрести свой велосипед. Мы не можем (или авторское право не позволяет) скопировать совершенный алгоритм, и потому пытаемся создать несовершенный, зато свой.
Не будут никогда в России делать машины лучше, чем в Германии, электронику лучше, чем в Японии, вино лучше, чем во Франции.
Что же остаётся: опять «икра, ракеты и балет»?

В 1871 году в книге «Россия и Европа» Н.Я.Данилевский поставил вопрос: быть Европой или быть собой – Россией?
Судьба России зависит от её географического положения. Россия – это мост между Западом и Востоком.

«Ключ политики государств, — писал Наполеон, — в их географии». Можно категорически признать, что вся история цивилизации должна быть перестроена на географической базе. Если мировая история есть драматическое действие, то его жизненной декларацией, его реальною обстановкой является мировая география».

П.Я.Чаадаев в «Философических письмах» (1829-1831) писал: «Мы существуем как бы вне времени, и всемирное образование человеческого рода не коснулось нас… Все народы мира выработали определённые идеи. Это идеи долга, закона, права, порядка… Мы ничего не выдумали сами и из всего, что выдумано другими, заимствовали только обманчивую наружность и бесполезную роскошь».

Чаадаев считал Россию аномальной страной. «Про нас можно сказать, что мы составляем исключение среди народов. Мы принадлежим к тем из, иных, которые как бы не входят составной частью в род человеческий», и добавляет: «а существуют лишь для того, чтобы преподать великий урок миру: то есть, урок того, как и почему народ выпадает из рода человеческого и как вновь войти в его состав».

Чаадаев писал, что в русском народе есть что-то неотвратимое, а именно – его полное равнодушие к природе той власти, которая им управляет.
В России ничего не меняется: «Мы растём, но не созреваем, движемся вперёд, но по кривой линии; то есть такой, которая не ведёт к цели».
Но… «У России не одни только пороки, а среди народов Европы одни только добродетели, избави бог… Настанет пора рассуждений, мы вновь обретём себя среди человечества, хотя трудно сказать когда».

Миссию России Чаадаев видел в том, чтобы соединить цивилизацию Востока и Запада.
«Я держусь того взгляда, – писал Чаадаев в 1855 году Тургеневу, – что Россия призвана к необъятному умственному делу; её задача дать в своё время разрешение всем вопросам, возбуждающим споры в Европе. России поручены интересы человечества, и в этом её будущее, в этом её прогресс. Придёт день, когда мы станем умственным средоточием Европы, как мы сейчас являемся её политическим средоточием, и наше грядущее могущество, основанное на разуме, превысит наше теперешнее могущество, опирающееся на материальную силу».

Николай Бердяев в книге «Судьба России» признавал: «…для нас самих Россия остаётся неразгаданной тайной. Россия – противоречива, антиномична. Душа России не покрывается никакими доктринами… И поистине можно сказать, что Россия непостижима для ума и неизмерима никакими аршинами доктрин и учений».

«Россия – сфинкс», – писал Александр Блок.
Ему вторил Тютчев:
«Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать –
В Россию можно только верить»

Это « …только верить» написано в 1864 году. А в 1873 года, уже на склоне жизни, Тютчев это «только верить» понимал в значении, что больше ничего не остаётся, как верить. «Судьба России уподобляется кораблю, севшему на мель, который никакими усилиями экипажа не может быть сдвинут с места, и лишь только одна приливающая волна народной жизни в состоянии поднять его и пустить в ход».

Надо признать, что Россия хронически отстаёт от Европы. В то время как в 1861 году в России отменили крепостное право, в Лондоне открыли метро.
И это не беда России, это её судьба.

История нам оставила два образа нашей русской судьбы – судьбы России. Один образ – это, по выражению академика Д.С.Лихачёва – «скандовизантия».
Мы приобщились к двум передовым очагам того времени: к византийской духовности и к варяжской военной демократии. Первый русский князь – варяг Рюрик – согласно Ипатьевской летописи сел сначала княжить в Ладоге, и только после смерти братьев срубил город Новгород и перебрался туда. Через новгородские земли в страны Скандинавии шёл путь «из варяг в персы», который как бы продолжил путь в страны Востока «из варяг в булгары».

Профессор Герман Филиппович Сунягин считает, что разрозненные российские феодальные княжества конечно бы объединились, поскольку они были едины в культурном и в антропологическом смысле. Но монгольское нашествие толкнуло Россию на неестественный путь развития. Монголы создали так называемый «русский улус» по образцу других своих административно-территориальных образований. Это был деспотический способ управления территорией, и ростки нашей демократии очень быстро улетучились.

После монгольского ига на Руси была создана великая держава, построенная по монгольскому образцу и рассчитанная на экспансию. Как и у монголов, она состояла из ставки и многочисленных податных территорий. Управление было деспотическим. Но это была жизненная необходимость. Потому как иначе управлять такой огромной разнородной территорией было невозможно.

В отличие от Европы, которая расположена южнее, Россия производит меньше прибавочного продукта. В Европе могут снимать два урожая и спокойно распределять избыток естественным рыночным способом. В России, чтобы распределять ограниченный прибавочный продукт, нужна была мощная центральная власть. Московская ставка вначале собирала с податных территорий этот прибавочный продукт, но потом и распределяла, – за счёт чего и выживал народ.

В 21 веке мы оказались перед теми же проблемами, которые были в начале 20 века. «Советский проект» лишь продлил искусственно существование безнадёжного организма. Мы потеряли драгоценное историческое время. Современный капитализм с исторической свободой индивида без социальной справедливости тоже не имеет будущего.

Профессор Сунягин Г.Ф. считает, что мы или исчезнем как Рим и Византия целиком и полностью, или благоустроим, по примеру Англии, нашу русскую метрополию. И даже, исчерпав свои пассионарные силы, мы останемся при ней, как нормальный европейским народ. Мы должны быть к этому готовы. Рано или поздно это будет. И готовность состоит в том, чтобы предоставлять свободу регионам, потратить оставшиеся силы на благоустройство района нашего этнического формирования, который будет точно наш и который никто у нас не заберёт.

Что нам дороже: отечество (Россия) или империя (Союз)?
Есть мнение, что русские у себя на Родине, как зайчик в сказке про лису Патрикеевну.
Нищие, но гордые — таковы мы, русские!
Мы хотим облагодетельствовать не человека, а человечество; но это, как показывает опыт, не есть хорошо.

Если мы хотим стать центром Евразии, мы должны подать пример того, что мы можем успешно хозяйствовать, что с нами, русскими, хорошо жить. Нужно вначале совершить экономическое чудо внутри себя, тогда и другие присоединятся.
Но если социальное недовольство выльется в многонациональном государстве в межнациональные конфликты, тогда у нас будут патрули НАТО на улицах.

Достаточно вспомнить самые трудные моменты нашей истории, чтобы понять очевидную истину: наша сила в единстве – в единстве многообразия!
Именно из-за феодальной раздробленности русских княжеств, монголам удалось покорить Русь.
Если мы не преодолеем разногласий (как это сделали нижегородцы в 1611 году), то погибнет Россия. Если мы не объединимся, как это сделали наши предки на Куликовом поле, то не будет России.

Но стоит ли государство того, чтобы ради его сохранения погибли миллионы людей?
В России всегда главной ценностью было государство, потому что оно обеспечивало сохранение территорий и защищало людей, ради всех, жертвуя многими.
У нас одному не выжить. И потому ценность общности превалирует над ценностью индивида. Отсюда положение «Русской Идеи» о необходимости самопожертвования личности ради светлого будущего всего народа.

«Быть русским значит не только говорить по-русски. Но значит – воспринимать Россию сердцем… – писал известный русский философ Иван Ильин. – Быть русским значит верить в Россию так, как верили в неё все русские великие люди, все её гении и её строители. Только на этой вере мы сможем утвердить нашу борьбу за неё и нашу победу…
Когда западные народы ставят нам вопрос, почему же мы так непоколебимо уверены в грядущем возрождении и восстановлении России, то мы отвечаем: потому, что мы знаем историю России, которой вы не знаете, и живём её духом, который вам чужд и недоступен…
Но и вера необходима: без веры в Россию нам и самим не прожить, и её не возродить».

Кто-то скажет, что это наивный идеализм. Но живёт человек и творит не ради богатства, и жертвует жизнью не ради богатства, но ради Идеи!

Россия без объединяющей Идеи существовать не сможет. Особенно когда Запад постоянно соблазняет коренные народы Руси. Такой идеей было известное положение «Москва – третий Рим». Потом была идея панславянской цивилизации. Затем идея коммунизма…

Ф.М.Достоевский писал: “Русская идея, может быть, будет синтезом тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях” (ПСС, т.18 с.37).
Достоевский обладал даром предвидения и в романе «Бесы» фактически предсказал русскую революцию.

Есть ли у нас сейчас национальная идея? Что ждёт Россию?

Судьбу страны можно предсказать по состоянию её искусства. Сто лет назад перед первой мировой войной в искусстве царил декаданс. Во многих творениях поэтов и художников видны были черты наступающих страшных испытаний – войны и революции.
Сейчас в искусстве полное отсутствие животворных идей сочетается с эгоизмом и своекорыстием «творцов». «Новая «элита» устроила междусобойчик, «распил внутри «обоймы», не подпуская чужаков к «кормушке». Потеряли и стыд и совесть! Чем это заканчивается, всем хорошо известно. Но, похоже, история ничему не учит.

Русскими национальными ценностями исконно были нестяжательство, жертвенность, всеединство.
Нажива не отличительная особенность нашего национального характера.
Прагматизм никогда не был и никогда не будет чертой русской души.

Вот ведь весь мир живёт умом, только у нас от ума одно горе, — а всё потому, что русский сердцем живёт!
Мы, русские, не хотим согласиться с приоритетом материального над духовным, хотя и не в состоянии абсолютно освободиться от бытовых проблем. Выживание по типу “пойду на всё, но никогда не буду голодать!” чуждо нашей культуре, проповедующей ценность самопожертвования.

Известный немецкий философ ХХ века Мартин Хайдеггер, писал: «Русские – это не понятая самими собой, никем другим, тайная земля будущего… История земли будущего содержится в ещё не освобождённой для себя самой сущности русскости».

«Мы, русские, народ богоносный. Поэтому все наши проявления – высокие и низкие, благовидные и ужасающие – освящены нездешними смыслами, лучами иного Града, омыты трансцендентной влагой. В избытке национальной благодати мешается добро и зло, перетекают друг в друга, и внезапно тёмное просветляется, а белое становится кромешным адом. Мы так же непознаваемы, как Абсолют. Мы апофатическая нация. Даже наше Преступление несопоставимо выше ненашей добродетели», – считает профессор А.Г.Дугин.

Будущее России не в нанотехнологиях, а в возрождении духовности.
Технологии делают жизнь человека комфортнее, но не счастливее.
Спасение человечества не в технологиях, а духовном возрождении человека.

Прогресс нации определяется её духовными устремлениями.
Стремление ко всё большему комфорту — самый короткий путь к войне.

Какова же судьба России?
Определённо можно сказать, что нас ждут серьёзные испытания.
Судьба России всегда была драматической, если не трагической.
Конечно, всякие империи умирали, а люди продолжали существовать.

Я люблю свою Родину, переживаю за неё, верю в Россию.
Но почему-то грядущая победа демократии вызывает ощущение обречённости.

Изменит ли выбор россиян судьбу России?
Полагаю, что нет.

«Россия никогда не будет страной комфорта — ни материального, ни духовного. Она была, есть и будет страной Духа, местом его непрекращающегося поединка за сердца людей; и потому путь её отличен от других стран. У нас своя история и своя культура, а значит, и свой путь…
Русским, возможно, более чем кому-либо, нужна свобода, они ищут равенства, а не равноправия, свободы духа, а не свободы желаний, свободы без удобства, свободы от удобств и от выгоды. Россия всегда была сильна духом. Она пример того, как наперекор всем логическим доводам Дух Жив! Россия спасётся духовностью, чем удивит мир; спасёт и его и себя».
ЛЮБОВЬ ТВОРИТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ!
(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература

А по Вашему мнению, КАКОВА СУДЬБА РОССИИ?

P.S. И всё же… В этот мир мы приходим не ради одной страны (родины), а ради всего человечества, ради всех людей на Земле!

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература

Похожие записи:

Самые новые записи: