Всплеск свободных чувств

Первые картинки со сценами из жизни самого известного в те годы «веселого квартала» — Ёсивара появились в начале XVII в. На них изображались представители обоих полов в непринужденных позах, разговаривающими и пьющими чай. Один из ранних японских художественных граверов Хисикаба Моронобу подошел к теме «весенних картинок» с особой откровенностью и теплотой. Он изображал не только куртизанок и их возлюбленных в самые откровенные любовные моменты, но и всех непременных персонажей этого вечного праздника жизни: маленьких служанок, мужчин-слуг, балагуров, содержателей публичных домов и даже пьяных гостей, возвращающихся домой. На протяжении более двух столетий уличные сцены в «веселом квартале» Ёсивара стали предметами изображения знаменитых художников.

Правда, эротическая гравюра время от времени подвергалась нападкам властей, но вычеркнуть ее из японского искусства им не удалось. Так, в середине XVIII в. сюнга, которую тогда практически запретили, вновь возродилась в творчестве Китагава Утамаро, одного из самых известных японских художников, прославившегося в первую очередь портретами красавиц (бидзинга). Именно его перу принадлежат знаменитые «Песни подушки» («Утамакура», 1788)— своего рода энциклопедия чувственных удовольствий.

Затем сюнга вновь исчезла на какое-то время в начале XIX в., но через несколько десятилетий произошел новый всплеск японского эротического искусства, связанный с именами Андо Хиросигэ и Кацусика Хокусай, ставших последними летописцами времен правления сегунов. Андо Хиросигэ нам больше известен как великий мастер пейзажа и бытовых зарисовок. И мало кому удавалось увидеть, с каким потрясающим артистизмом и беззастенчивой чувственностью он писал сценки из жизни Ёсивара. Изображенный на его гравюре «квартал любви» на рассвете, с пьяными самураями, которым помогают добраться домой, и куртизанками в еще освещенных проемах дверей — одна из самых известных работ того времени, еще в значительной мере свободного от цензуры в ее европейском понимании.

На этой картине запечатлен последний всплеск свободных чувств, в скором времени запрещенных жесткой цензурой и пуританскими моральными догмами эпохи Мэйдзи пришедшими в Японию из Европы вместе с понятиями греха и стыда. Возможно, именно поэтому до нас в большей степени дошли работы великих японских художников, на которых изображены лики красавиц и пейзажная лирика, чем фривольные рисунки сюнга. Но без этих рисунков трудно представить творчество любого крупного мастера гравюры того времени и понять многие особенности современной японской культуры. Эти первые образцы поистине массового искусства, ценившиеся в те времена совсем не высоко, сейчас превозносятся как высочайшие художественные образцы.

Катасонова Е.Л. – Японцы в реальном и виртуальном мирах

Похожие записи:

Самые новые записи: