Напоминание о кроватках

В своем «Историческом и критическом словаре», вышедшем в конце 20-х, Батай писал: «Бесформенное — это не только отверженное, имеющее истинно-реальное значение, но и термин, который служит возвращению вещей в мир, подразумевая при этом, что каждая вещь все-таки имеет свою форму. То, что оно означает, абсолютно бесправно и повсюду раздавливается, как паук или червяк». Бросая вызов рациональным структурам, которые маскируют подлинную сущность реальности, Батай утверждает, что «Вселенная есть бездна без различий и свойств», а мир как воплощение бесформенного подобен «пауку или плевку». Распространение взглядов Батая позволило критикам подвести теоретическую базу под искусство 60-х: бесформенные скульптуры Роберта Морриса, брызги и потеки Сая Твомбли, Жана Фотрие и Джексона Поллока, «Ахромы» Пьеро Манцони и многое другое. Такова была идея выставки «L’Informe: Mode d’Emploi», в 1996 г. устроенной Розалинд Краусс и Ивом-Аланом Буа в Центре Помпиду в Париже, каталог которой в своей теоретической части установил новые стандарты анализа послевоенного искусства. Майк Келли, наряду с Синди Шерман оказавшийся самым молодым из участников выставки, представил грязные мягкие игрушки. Пришитые к висящей на стене ткани, брошенные навалом, поодиночке разбросанные по столам — они воплощали идею то ли насилия («совокупляющиеся игрушки» с тех пор — торговая марка Келли), то ли преходящего (поиграли и забыли). «Я стараюсь представить изношенность прототипа, не романтизируя его, потому что нет ничего, что я ненавидел бы так сильно, как романтическое, ностальгирующее искусство… Моя работа всунута между ностальгическим ассамбляжем, с одной стороны, и классическим искусством как предметом потребления, с другой. Никакой идеализации». Конечно, варианты интерпретации напрашиваются сами собой: игрушка — воспоминание о младенчестве, одеяло — о детской кроватке, из разряда кроваток для новорожденных. Творчество Келли можно понимать как аллегорию мысленных представлений взрослых, воплощенную в производство и употребление игрушек. Он заостряет тот момент, что кукла как идеальный образ ребенка, когда она грязная, — пугает, отторгается и вытесняется из сознания. Грязная кукла говорит о жестоком обращении, о небрежении, она даже демонизируется и изгоняется. В основе этого лежит миф о детской невинности: в современной культуре, говорит Келли, «кукла более всего прочего изображает личность как предмет потребления. Именно поэтому она так мощно, больше всего прочего нагружена ассоциациями изнашивания».

Бpэндoн Tейлoр

Похожие записи:

Самые новые записи: