Не что иное, как интерсубъективная коммуникация

Демократизация общественной жизни, внедрение информационных технологий и принципов рыночной экономики существенным образом сказались на интенсификации социального процесса именно в формах индивидуальной жизни и деятельности. В качестве приоритета современное общество выдвинуло господство индивидуалистских культур, основанных на культе конкуренции и успеха.

Гуманистические по своей природе лозунги «свободы печати» и «человек есть мера всех вещей» не столько «очеловечили» социально-культурные, экономические и прочие процессы, сколько узаконили прерогативу человеческой автономности в жизни социума. Появилось множество информационных каналов, являющихся не столько источниками информирования, сколько средствами выражения индивидуальной воли и личного мировоззрения.
Средства массовой информации стали не только каналами трансляции новых индивидуалистских идей и ценностей, но и сами в не меньшей степени претерпели изменения. Общественная по своему предназначению, массовая коммуникация становится все больше персонифицированной, личностно выраженной и специфически оформленной. Силой личностного посыла, «пассионарностью» автора информационного послания во многом опосредовано состояние современного информационного пространства. Столь популярная сегодня интерактивность есть не что иное, как интерсубъективная коммуникация, посредством которой формируется синергетическая пространственность как человекомерная, телесно освоенная человеком среда.
Но не успев как следует «насладиться» плодами индивидуального раскрепощения, общество тут же столкнулось с явным деструктивным характером изменяющейся массовой коммуникации.
В динамически открытых обществах, каким становится наша страна, уменьшается роль традиций и норм как регуляторов социальной жизни. Решающей становится самодетерминация личности, по закону случайности выбирающей различные, не зависящие ни от среды, ни от общества, поведенческие, мыслительные проявления личностной самореализации. По-новому интерпретируются соотношения необходимости и случайности, а произвол отдельной личности способен дестабилизировать или, наоборот, уравновесить систему социальных связей и отношений. Деликатное предположение философа Д. Э. Гаспарян о тенденции к «десубъективации социальных ролей» в условиях свободного медийного трансцендентирования субъектов находит свое тотальное подтверждение в практике массовой коммуникации. Все мировые информационные каналы, к примеру, облетела «страшная» весть о том, что король поп-музыки Элтон Джон страдает склерозом. Автором ее стал безвестный фотограф-папарацци, обнаруживший монитор телесуфлера, закамуфлированный в цветовой гирлянде на сцене. А первую, якобы убедительную версию техногенной катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС предъявил миру автор блога, размещенного в пространстве Интернета. Информация о действительном состоянии объектов, представленная компетентными лицами, последовала незамедлительно, но она была воспринята уже только как версия возможного толкования события. Параметры времени в коммуникационном акте оказываются более убедительными, нежели его гносеологические характеристики. Социальная роль «лидера мнений» и обладателя истины обесценивается шквалом «темпоральной реальности».

Алексеева И.Ю., Сидоров А.Ю. (отв.ред.) – Информационная эпоха вызовы человеку

Похожие записи:

Самые новые записи: