Нил Гейман, "Американские боги"

Ветер богов

Ветер богов надувает паруса,
но он же вызывает бурю.
Древняя поговорка

Я за старых богов, потому что они,
по крайней мере, не говорят штампами.
Тень (»Американские боги»)

Категорически не умею писать про книги (чего про них писать? – разве что цитаты – но книги целиком читать надо) – но роман «Американские боги» совершенен. Абсолютно, без оговорок: perfect.

Простой хороший парень по кличке Тень (имя не называется) досрочно выходит из тюрьмы. Его хотели выпустить в пятницу, а отпустили в среду, потому что его любимая жена Лора погибла в автокатастрофе. Тень нанимает на работу загадочный мужик, назвавшийся Средой (у Робинзона – Пятница, у Тени – Среда). Работенка не пыльная: возить Среду, выполнять мелкие поручения. Но на горизонте собираются тучи, грядет буря, и придётся принимать решения.

Роман построен на замечательной, почти гениальной идее о реальности, плотской, материальной сущности богов. Всех, которых знала история. Присыпая повествование трюками и байками, Гейман рассказывает будоражащие вещи. В «Истории» Геродота и в других древних книгах подробно описывается быт людей того времени. Умершую молодую девушку не сразу отдавали бальзамировщику, а держали на солнце пару дней – чтобы из известной предосторожности труп подпортился. Люди воевали, есть много описаний битв. Но между этих бытовых и военных фактов попадаются странные описания. Например, бежит гонец в город, чтобы сообщить, что выиграно сражение, а на пригорке сидит бог и говорит: «Постройте вот здесь храм». И люди приходят и строят храм в честь бога и одержанной победы.

Из этой простой бытовой и где-то зыбкой реальности богов появились «Американские боги». В новом свете, где ни у чего нет корней, а люди сами не понимают, чего ищут, и бросаются то за развлекательной новинкой, то за техническим новшеством, старые боги оказались не нужны. Появились новые боги – телевидение, шоу-биз, интернет, фаст-фуд. И тогда старые боги, которые питаются верой – этой фундаментальной эссенцией, крепящей всё здание человечества, – вышли на последнюю битву против новых богов. И началась буря.

Как написал Данилкин на Афише, это мужской текст в самой своей сущности. От него веет то кладбищенским холодком, как от ‘Pet Sematary’ Стивена Кинга – самой страшной на свете книги про смерть, то разводками из «Револьвера» Гая Ричи, то редчайшей отчаянной доблестью и осознанием своего пути, как в «Ghost & Darkness». Гейман многое собрал из мироощущения мужчины под одной обложкой и, как фокусник-престиджитатор, выхватывает из воздуха золотые монеты, которые потом исчезают у тебя в кулаках.

История – многосоставная, глубокая, легкая для восприятия и сложная для вникновения. Ты в ней – Чужак в чужой стране на территории богов. Эта личная одиссея, поход по узкой кромке между царством смертных и бессмертных, живых и мертвых, плохих, хороших и чокнутых на всю голову – из тех, что продолжаются, когда прочитана самая последняя строка.
Я категорически не умею писать про книги – но эта книга, похоже, дальше будет писать меня, не отпустит. Всё равно что личная долгожданная встреча с богом, с персонажем или с мертвецом.

Похожие записи:

Самые новые записи: