Отдаю на растерзание. Глава 1 моего первого фантастического романа "Стеклянный купол".

Оригинал взят у [info]alexander_ish в Отдаю на растерзание. Глава 1 моего первого фантастического романа "Стеклянный купол".

Дизайнер и художник Д. Белов

«Жизнь есть процесс утраты иллюзий, вплоть до иллюзии, будто мы живы. Эшли Брильянт»

Глава 1

       Люди, словно муравьи, забегали в подземные переходы, выбирались на другую сторону улицы и растворялись в будничном сумраке.  Еще вчера было солнечно, и где-то, на выживших в городских условиях деревьях звонко щебетали птицы.
Дождь беспощадно продолжал лить. На узеньких тротуарах разрастались лужи. Муравьи с трудом переправлялись через них, ворчали, ругались и продолжали нести свою нелегкую ношу.
Даже во сне Игорь чувствовал, как его воротит от этого мира. Он нигде не находил покоя.
На столике рядом с кроватью зазвенел будильник, стрелки которого показывали восемь. Желания вставать не было. Будильник продолжал зазывать, издавая истошный звук, от которого волей не волей найдутся последние силы, чтобы дотянуться размякшей рукой до железного чудовища и выключить его.

В комнату попадало мало света. На улице его тоже было недостаточно из-за расплывшихся сине-черных туч. И это был еще один повод, чтобы продолжать лежать под одеялом, в тепле, и не выходить на работу.
Тело Игоря срослось с кроватью. Или кто-то, пока он спал, приковал его невидимыми цепями.
Смотреть в пустые глаза идущих муравьев – то же, что заглянуть в глубокий высохший колодец. Словно зомби они передвигались с места на место, вставали, садились, выходили, заходили, ложились спать и видели одинаковые сны о том, как они преуспели в своей жизни, сколько заработали за последний год, кому позвонили, а кому – нет, кого успели полюбить, а кого – возненавидеть.
Когда-то Игорь просыпался от нежного поцелуя, от ласковых прикосновений. С кухни тогда доносился ароматный запах испеченных блинчиков с клубникой и сваренного кофе. На столе тогда не стояло железное чудовище, шторы были всегда отдернуты, кровать тонула в солнечных лучах. Игорь вставал и, мурлыча, плыл на кухню.   
Все оборвалось в одну минуту. Она исчезла. Мир сразу же изменился: воздух окислился, улыбка с лиц прохожих исчезла, глаза опустели, и все превратились в примитивные существа: каждый со своей целью, каждый для себя. Никто другой их не интересовал. Никого не волновал и Игорь, потерявший Её.
Дождь ударял в помутневшее окно, просился внутрь, словно желал освежить раскаленное тело Игоря, заставить его встать, собраться с силами и продолжить жить.
Зазвонил телефон.
Стены содрогнулись вместе с Игорем. Но вставать он не собирался и продолжал слушать стук капель дождя о жестяной карниз и звон телефона.
Дзинь-дзинь-тук-тук, – било по барабанным перепонкам Игоря. Накрывшись одеялом с головой, он из всех сил сжал виски ладонями.
Дзинь-дзинь-тук-тук, – тянулся теперь уже приглушенный звук.
Звонил начальник, собирался выразить свое недовольство и пригрозить увольнением. Игоря это не беспокоило. Он не собирался больше быть маленьким, едва заметным штрихом в размазанной картине под названием «жизнь».
Дзинь, – послышался последний вздох телефона, после чего аппарат замер.
Её улыбка обладала магической силой. Она не была красавицей, которых так много в глянцевых журналах, не была в числе самых умных женщин, которые так и норовят поставить на правильный путь в жизни, держат за руку и никогда не отпускают. Она просто жила. Когда Она улыбалась, даже в пасмурную погоду рядом с ней становилось солнечно, шелестела трава, на ухо шептал теплый ветерок, а высоко над головой парили птицы.
Она заставила его перекрасить стены в яркие цвета, сменить шторы и выставить на подоконник цветы.
-Розан Гибискус, – поднесла она в глиняном горшочке кустарник с махровыми зелеными листьями и желто-белыми цветами. – Тебе нравится? – улыбнулась Она.
-А что это такое? – внимательно разглядывая растение, спросил Игорь.
-Китайская роза. Поставим ее на подоконник!
-Ты будешь за ней ухаживать?
-Конечно! – она обняла Игоря и поцеловала.
Теперь за гибискусом ухаживать стало некому. Игорь продолжал поливать его и даже пытался пару раз постричь, как указано в книге по растениеводству, но тот чах с каждым днем, словно и ему не хватало Её: её улыбки, рук, голоса, взгляда, любви.
В дверь постучали.
«Это мой начальник. Сейчас ворвется в квартиру, разнесет здесь все в пух и прах! Он такой! Он способен на это. Пусть только гибискус не трогает. Ему и так чуть-чуть осталось!» – размышлял Игорь.
Стук продолжался, звук от которого с каждым ударом усиливался.
«Кто-то очень хочет, чтобы я услышал и подошел к двери. Но кто он? Или она? Не важно. Пусть только гибискус не трогает. Ему и так чуть-чуть осталось…»
Игорь встал с кровати и направился к двери.

Похожие записи:

Самые новые записи: