Вопрос

Немедля возникает вопрос, до какой степени возможно убедить международную общественность в значимости работ за пределами национальных границ, — ведь атака на Нью-Йорк 11 сентября 2001 г. затмила собой шок от столкновения с советской идеологией. Культурная миграция происходит по модели в высшей степени неустойчивой, факторы ее определяются более масштабными сдвигами политической и экономической власти. И как раз сейчас, когда новая глобальная программа сосредоточивается вокруг отношений между мусульманским и христианским миром, заметны признаки того, что основные заботы постсоветской России утрачивают свою остроту по мере того, как нормализуется жизнь страны: я говорю о том, что некоторые называют «скучным» правлением президента Путина, который меж тем предпринимает усилия урегулировать налоговую систему, справиться с преступностью и демократизировать политику (по крайней мере, на словах).

И здесь еще один парадокс нашего времени, потому что сейчас неясно, на самом ли деле происходит эта нормализация, и в каком темпе. Пока что российские и украинские художники даже после конца «официальной» культуры продолжают находить возможности обоюдного интереса с политической властью, не в форме предписанных правил, а в форме исторических стереотипов и культурной инерции. В новой путинской атмосфере творцы различных убеждений объединяются не по признаку интеллектуальной моды или стилистического единства — нет, они объединяются в оригинальный социокультурный феномен, проанализированный в эссе московского критика Виктора Мизиано. Тусовка — так называется этот феномен. Тусовка — это сетевая «форма самоорганизации художественной среды» в ситуации отсутствия государственной инфраструктуры. Тусовка субстанциируется в серии встреч, в личном общении; она не требует никаких «априорных достоинств или качеств, профессионального или социального статуса… чтобы быть в тусовке, надо просто быть. Тусовка есть синдром распада дисциплинарной культуры и социальных иерархий». Ее лидеры: Осмоловский и Кулик в Москве, Новиков и Бугаев в Петербурге, Савалов в Киеве и Ройтбурд в Одессе — играют роль, которая состоит в том, чтобы «воспроизводить ожидания» тусовки. Такой лидер «не столько обустраивает настоящее, сколько эротизирует сообщество надеждами на все более радужные и невероятные перспективы», в то время как успех рядового «участника достигается за счет индивидуальной гибкости и открытости к иному». Вот почему, пишет Мизиано, «нет ничего более архаичного и отжившего для тусовки, чем категория общественного мнения. Тусовка — это наиболее очевидный симптом постидеологической культуры». Сообщество «предельно персонализированное», оно не может иметь «общего дела». Проекты тусовки осуществляют конкретные фигуры. Язык этих проектов индивидуален и универсален одновременно, но когнитивно нагруженные притязания не терпят противоречий, вызывают паралич скандала и вожделения.

Бpэндoн Tейлoр

Похожие записи:

Самые новые записи: