Для животных и птиц электронная идентификация от bentleyagro.com.ua великолепная.

По своей философии музеи аналогичны библиотеке и архиву, но при этом они зрелищны

Автор: Михаил Пиотровский

На минувшей неделе в Петербурге прошел Международный музейный форум, посвященный десятилетию Союза музеев России. В Эрмитаже собрались музейные работники со всех концов страны и СНГ, чтобы поговорить о том, что происходит в нашей сфере, обменяться опытом. Создание нашего союза — попытка сохранить единое музейное пространство страны. Спустя десять лет мы хотим оглянуться назад и отчитаться. Я считаю (быть может, излишне самонадеянно), что деятельность Союза музеев России — пример для профессиональных объединений.
Завершается эпоха постмодернизма, характерная подчеркнутым пренебрежением к профессионализму. Мы переходим к эпохе, требующей объединения людей, связанных профессией. Это проявляется всюду, даже в политике. Профессионалы должны защищать не столько свои интересы, сколько профессиональные критерии, свою мораль, свою этику. В этом смысле Союз музеев России отличается от прочих творческих объединений. Он новый, у него нет груза прошлого советских творческих союзов, создававших привилегии и служивших машиной для их распределения.

У нас нет привилегий, мы боремся за свою миссию. Сегодня в нашем союзе 387 музеев из 72 субъектов Федерации. Это 31 млн экспонатов. За 10 лет в наших музеях побывали 320 млн человек, из которых 75 млн — дети. Музейные интернет-сайты посетило 900 млн пользователей. Это огромные цифры.
После библиотек музеи — самые посещаемые учреждения культуры. По своей философии музеи аналогичны библиотеке и архиву, но при этом они зрелищны. Они хранят и собирают ценности, распоряжаться которыми нет права даже у государства. Эти ценности надо передать следующим поколениям — в них история, без которой невозможна национальная идентификация. Уважение к прошлому — это не декларации на политических сборищах и вымарывание «неудобных» событий из учебников: это сохранение, «узнавание» истории во всей ее драматической полноте. Только музеи способны сочетать рассказ о духовном наследии с показом наследия овеществленного. Как ни пафосно это прозвучит, но музеи — это территория вечности: здесь хранят «культурный генофонд» нации, а значит — ее будущее.
Мы открываем выставки из своих коллекций, делаем доступными для людей хранилища. Основа музейной работы — фонды. Фонды это память и право на бессмертие. Человек бессмертен, пока он жив в памяти потомков. Поэтому древние египтяне стирали с памятников имена врагов, да и в нашей истории случалось, что имена вычеркивались из энциклопедии.
Единое музейное пространство создавалось исходя из необходимости сохранения музеев и их фондов. У нас проходят конгрессы — что-то организовывает наш союз, что-то Международный музейный союз, что-то музеи в регионах. Мы встречаемся, знаем друг друга в лицо, поддерживаем в случае необходимости. Это особая категория общения. Это тоже этика.
Единое музейное пространство рождается не в разговорах. Это происходит в процессе защиты интересов музеев, которые подвергаются многим опасностям. Одна из них, о чем я не раз говорил, — рейдерство. Существуют разные попытки наложить руки на имущество, которым распоряжаются музеи. Возникают идеи новых волн приватизации. Известны требования церкви снять с музейных предметов статус искусства и перевести их в статус ритуальных. Появляются претензии одних музеев к другим, что тоже создает напряжение. С этим надо бороться. Обывательское представление о музеях как о пыльных запасниках тоже своего рода рейдерство. Запасники — в музее самое главное. Откуда там пыль?
Недоброжелатели любят упрекать музеи в том, что они зарабатывают на государственном имуществе. Но это имущество ничего не стоит, если лежит мертвым грузом. Грамотнее и выгоднее производить бензин, чем продавать сырую нефть. Так и вещи в музеях предстают перед людьми в результате научной деятельности сотрудников. И эти сотрудники подчас не защищены законом.
Сегодня государственный аппарат ничем не владеет. Государство было хозяином в советское время. Теперь же в уставе каждого музея значится учредитель. Он обладает громадными правами, которые может употреблять, как ему угодно. В частности, он имеет право уволить директора музея, не объясняя причин. Например, для того, чтобы «красиво» трудоустроить уволенного чиновника.
Так уже происходит в Петербурге, но отнюдь не только в нем одном. Просто в нашем городе это заметнее, чем где бы то ни было. В советское время существовал набор должностей — номенклатура, куда люди назначались определенным органом, например, обкомом партии. Людей могли уволить в любой момент, но при этом трудоустраивали, а не выбрасывали на улицу. Теперь даже этого нет. Учредитель, который по большому счету ничего не учреждал (музеи создавались до его появления), может делать все что угодно. Это одно из несовершенств наших законов. Всегда удивляет и обижает, когда нас не спрашивают даже о кадровых перемещениях.
Пренебрежение к работе музеев и музейных специалистов становится в последнее время вопиющим.
Недавно российские музеи прошли глобальную проверку фондов. Она показала, что музеи спасли себя от приватизации. А также что у государства большой долг перед ними. На основании материалов проверки мы составили и передали правительству Программу сохранения музейного фонда России и Стратегию развития музейного дела РФ. Это тщательно продуманные предложения, основанные на нашем опыте работы: системы безопасности, охраны, учета, перемещения вещей. Мы знаем, что и как надо делать.
На форуме в Петербурге был представлен «Проект национального доклада о состоянии музейного дела» в нашей стране. Мы продумали стратегию развития музеев Российской Федерации. Так, на мой взгляд, проявляется участие общественности и профессионалов в управлении своей сферой деятельности.
Музеи — важный сегмент культуры, от них во многом зависит развитие общества. Сегодня туда ходят в основном молодежь и люди ближе к пятидесяти. В сфере, не охваченной музеями, лежат проблемы нашего общества. Я не раз говорил об атмосфере всеобщего недоверия и озлобления, на которых сегодня строится наша жизнь. Люди взрываются по любому случаю. Мы находимся на грани гражданской войны из-за всеобщего озлобления, а не только из-за социального неравенства.

Музей — один из механизмов, способных оздоровить атмосферу в обществе через рассказ об истории и искусстве. Он может исправлять общество не наркотиком зрелищ, а постепенным воздействием, рассказами о том, что такое память, честь, благородство…
Мы стараемся защищать музеи и их сотрудников, участвуя в законодательной деятельности. В течение десяти лет Союз музеев активно работал с Государственной думой, Советом по культуре при президенте, Общественной палатой. Мы приняли участие во внесении изменений в Таможенный кодекс, в закон об автономных учреждениях. С нашим участием в законодательстве появилось понятие «музеи-заповедники». Удалось отстоять существование Музея Рублева, музея «Малые Корелы», музеев-заповедников «Бородинское поле» и «Куликово поле». В случае с Пушкинским музеем-заповедником на Псковщине пришлось защищать не только территории, но и людей, которые эти территории отстаивали. Нам удается сохранить военные музеи. Мы бьемся за изменения в законе об охране памятников…
Мы вынуждены заниматься политикой в полном соответствии со старым афоризмом: «Займемся политикой, иначе политика займется нами». Имена деятелей культуры, директоров музеев сегодня — в списках политических партий и движений, идущих на выборы. Это порой вызывает в кругах интеллигенции недоумение, разочарование даже.
Нет смысла дискутировать, хорошо это или плохо, — ответ очевиден. Такова реальность. Найдена некая формула игры — мы демонстрируем властям (или партии власти, не вступая однако в нее) поддержку, они дают нам возможность в фатальных случаях небезрезультатно апеллировать к ним.
Культура вне политики, но когда ты работаешь в сфере культуры, надо стараться использовать политику для решения совершенно конкретных задач. Русская интеллигенция имеет большой опыт использования политических ситуаций для интересов культуры. Хотя, не стоит скрывать, этот опыт был нередко трагичен. Мы хотим, чтобы к нам прислушались.

Бои на территории вечности | Московские новости

Похожие записи:

Самые новые записи: