Преодолеть контроль

Интересно, что мы являемся свидетелями попытки инфопосредников в борьбе за полное овладение коммуникативным пространством преодолеть контроль со стороны самой реальности/действительности через ее виртуализацию в сопровождении постмодернистских комментариев. Весьма образно недовольство редактурой реальности со стороны инфо-посредника выразил известный американский писатель С. Кинг: «Для воображения реальность слишком часто является тем, чем служит осиновый кол для вампира». Хотя «прогрессирующая дереализация мира», по мнению автора этого словосочетания, испанского мыслителя Х. Ортеги-и-Гассета, началась уже в эпоху Возрождения.

При этом «дереализация мира» как минимум, с XIX в. идет двумя параллельными каналами – на уровне элитной концептуализации, и на уровне массовых, слабо отрефлексированных настроений. Сближала их постепенная кристаллизация восприятия неопределенности как ценности. Например, на рубеже ХХ и XXI вв. в философии – науке, которая претендует на выработку стандартов мировидения и алгоритмов мышления, – провозглашается отход от «истинностной гносеологии». С другой стороны, через сферу художественной культуры, как наиболее эффективного канала массовой коммуникации до эпохи электронных СМИ, уже ко второй половине XIX в. успешно прививается вкус к неопределенностному отношению к действительности. 
Общество, состоящее из перманентно дезориентированных индивидуумов, которые при этом даже лишены опасений по данному поводу, в силу привычности данного состояния, – идеальный рынок для информационного маркетинга. Безусловно, приходится согласиться с предположением известного социолога А. Ф. Филиппова о том, что для интеллектуала-теоретика (мы считаем, что для любого инфо-посредника) выгодно, чтобы «социальная ситуация всегда имела бы характер массового движения, коллективного поведения, неподконтрольной, непредсказуемой, сложной активности». Ситуация усложняется тем, что стремление к максимальной функциональной мобильности рано или поздно разотождествляет самого интеллигента, делая для него узкими и стеснительными рамки собственной интеллектуальной идентичности. Показательно отношение к данному феномену одного из наиболее модных и влиятельных мыслителей второй половины ХХ в. М. Фуко. «Некоторые слова Фуко, – пишет С. Табачникова, – звучат даже как требование признать за тем, кто пишет, право меняться и быть другим, право – в буквальном юридическом смысле слова. В одной из бесед 1984 г. Фуко говорит, что единственный закон о печати и книге, который он хотел бы видеть принятым, это закон, запрещающий дважды использовать имя автора и дающий, кроме того, право на анонимность и на псевдоним». Таким образом, мобильность инфо-посредника, пусть и в тенденции, в перспективе, приближается к абсолютной – настолько, насколько он перестает нести ответственность, даже формальную, за результаты доверенной ему рациональной экспертизы. Такое иррациональное использование так называемых рациональных сциентистских стандартов встречает, пусть и немногочисленные, протесты в сфере самих интеллектуалов. П. Фейерабенд прямо бросал упрек коллегам по цеху в скрытой узурпации власти в системе современного общества: «…Общество, опирающееся на рациональность, не вполне свободно, оно вынуждено играть в игры интеллектуалов. “Едва ли нужно говорить о том, – замечает Дж. С. Милль, – что эта доктрина (плюрализм идей и учреждений) предназначена лишь для тех людей, способности которых достигли расцвета”, т. е. для интеллектуалов и их детей». Поэтому не слишком эксцентричной покажется цель, поставленная П. Фейерабендом в своих лучших работах: «…устранить препятствия, воздвигнутые интеллектуалами и специалистами перед сторонниками иных, нежели их собственная, традиций, и подготовить почву для вытеснения самих специалистов (ученых) из жизненных центров современного общества». Интересно, но по-своему вполне логично, что даже сознанию современного человека, воспитанного во «вкусе к неопределенности» и ее признании в качестве своеобразной ценности, свойственно сомневаться, в претензии инфо-посредников на то, что они способны «продавать определенность». «Утверждение, что ситуации, включающие мыслящих участников, – пишет известный финансист и мыслитель Дж. Сорос, – содержат элемент неопределенности, щедро подкрепляется нашими повседневными наблюдениями. Однако это заключение не было в целом принято экономической или общественной наукой. Наоборот, идея неопределенности настойчиво отвергалась представителями общественных наук, которые утверждают, что могут объяснить события посредством научного метода. Только теперь становится понятно, почему. Неопределенность, отсутствие четких предсказаний и удовлетворительных объяснений могут угрожать профессиональному статусу науки».

Аркадий Соколов: диалоги об интеллигенции, коммуникации и информации

Похожие записи:

Самые новые записи: