Мортон

Шагая наперекор господствующему эстетическому вкусу, Мортон торопливо осваивала весь каталог скульптурных стилей и материалов, включая палки, ветки, кирпичи, землю и ткани, смонтированные в духе Евы Хессе у стены либо через весь пол. Не ранее 1974 г. она обнаружила вещество, которое решительно изменило ее подход к делу: целастик, литьевой материал, поддающийся обработке при контакте с мокрой тканью и после сушки отвердевающий. Последние три года жизни Мортон преподавала в школе искусств, пользуясь большим авторитетом, а как художник занималась тем, что сейчас называется инсталляцией, как бы сводя в таблицу приливы и отливы американских клише. «Знаки любви» (1976) выполнены после счастливого года преподавания в Университете штата Калифорния в Сан-Диего. Это пышное празднество лесенок из целастика, ленточек, раскрашенных панелек и пластиковых гирлянд; все собрано воедино с нескрываемой сентиментальностью. Разбросанные по стенам слова: «атмосфера», «жесты», «позы», «моменты» — говорят о приподнятости, ностальгии и театральности, но, на мой вкус, несколько сладковато. Храмы, жилье, фантазии — все идет в ход во времена обеспокоенности американского женского движения политикой как в жизни, так и в искусстве. Щедрость, избыточность Мортон и ее склонность к декоративному использованию многоцветного языка массовой культуры пригодится следующему поколению калифорнийских художников.

И все-таки было тогда ощущение некоторого избытка той живописи, которая хочет быть богатой и цветистой просто ради разнообразия. Это суждение (или подобное ему) можно применить к виду женского творчества, который под названием Pattern Painting вышел на международную сцену в конце семидесятых. Ему было посвящено несколько экспозиций, к примеру выставка «Орнаментальная живопись», в ноябре — декабре 1977 г. проведенная в нью-йоркской галерее «Р. S. 1», в которой участвовало двадцать художниц. Стиль этот, нужно заметить, отвечал особой потребности в чувственном, весьма проявившейся в конце пограничного десятилетия. Привлекательность его заключалась в этнической декоративности (кельтской, американских индейцев, исламской), которая преподносилась способами, напоминавшими о рукоделии, о традиционных видах присутствия женщин в сфере искусств. Располагая яркие, повторяющиеся детали по просторной, как правило, поверхности холста, сторонницы орнаментальной живописи во весь голос прославляли мастерство, декоративность и чувственность, взятые сами по себе и как таковые. Критики их поддерживали и хвалили — ведь художницы таким путем отказывались от скучных и бесплодных, как они полагали, упражнений в концептуализме. «Нам необходимо искусство, которое признает третий мир и те формы, что традиционно считают именно женской работой, — писал критик «Артфорума» Джон Перро. — искусство, которое оживляет стерильное окружение… Голые поверхности заполняются… Решетчатые картины минималистского типа превращаются в кружева или тюль, обладающие чувственностью и содержанием, которое выходит за пределы обращения к себе самому».

Брэндон Тейлор

Похожие записи:

Самые новые записи: