Меховые салоны Выставка Меха Аксессуары на ВДНХ

Роллечек Н. "Деревянные четки"

четки (280x415, 29Kb)
Аннотация:
"Деревянные четки" – книга, сделавшая молодую писательницу знаменитой, во многом автобиографична и рассказывает о том, как хрупкий мир девочки-подростка деформируется, попав в католический монастырь.

Мое мнение:
Книга была прочитана на одном дыхании. Выпущенная издательством «Детская литература» и предназначенная вроде как для детской аудитории, но на самом у читателей этой книги не может быть возрастных ограничений – у нее нет возраста, она рассчитана на каждого, кто способен чувствовать и мыслить. Это автобиографическая повесть, за основу которой взяты детские воспоминания самого автора. Повествование ведется от первого лица – средней из трех сестер Натальи или Тали, как ее ласково называют дома. Действие разворачивается в довоенной Польше 30-х годов XX века. Книга состоит из трех связанных между собой частей: «Милосердие», «Клуб молодых полек» и «Деревянные четки». В первой части читатель погружается в жизнь семьи автора, в каждом углу дома которого сквозит нужда и отчаяние. Отчим не может найти постоянную работу, мать безнадежно обивает пороги различных благотворительных организаций, чтобы хоть как-то помогли. К ним толпами ходят домой различные делегации, осматривают условия их проживания, но каждый приходиться заканчивается одним и тем же – пространной проповедью о том, что их положение не так плачевно, как они пытаются это представить на самом деле. Немного погодя Луция и Наталья еду на каникулы в дом графини, которая является председательницей одного из благотворительных фондов. Казалось бы, им улыбнулась удача, но радостное предвкушение сменяется полным разочарованием – комната оказывается мрачной и холодной; едят они на кухне, где стоит букет и на скатерти прилипли мухи; в парк ходить нельзя, т.к. приехала мать графини и она не хочет, чтобы дети оборванцев ходили туда и играли. Унижение и изощренное растаптывание человеческого достоинства – вот две грани, которые пересекают друг друга. Вторая часть посвящена клубу молодых полек – организации для трудящихся девушек, начало которой положила молодая графиня Кристина. И тут вроде бы тоже можно радоваться – вот оно, есть все-таки справедливость на свете! Но когда Кристина устраивает «экзамен» на самый необычный головной убор, вместо того, чтобы как-то пытаться помочь этим девушкам по-настоящему, понимаешь, что этот клуб – лишь временное развлечение богатенькой аристократки, которой некуда девать свободное время. Заканчивается все психическим помешательством Луции, которую увозят на лечение в сумасшедший дом. Третью часть было тяжелее всего читать. В ней Наталья из-за непосильной финансовой нужды попадает в сиротский приют при женском францисканском монастыре в Закопане. Автор настолько ярко рисует картины жизни в приюте, что мне иногда казалось, что я сама там и незримо наблюдаю над всеми этими бедными детишками, и ужасная боль пронзала сердце при мысли об их участи. В первой и последней частях сквозит страшная обреченность, хотя до последнего надеешься, что будет свет в конце тоннеля. Вторая часть показывает все унизительное положение простого человека и элиты. Ты – никто и звать тебя никак. Но именно во второй части теплиться слабая надежда, что все будет по-иному у этих бедных девушек, однако невидимая тень безнадежности смыкает свои руки и здесь. Первые две части раскрывают противостояние хрупкой девушки Луции, старшей сестры Натальи миру элиты. Автор показывает недюжинную силу ее воли, постоянно подчеркивая ее физическую хрупкость. Но и она в итоге становиться «ломается», что еще раз подтверждает незыблемость пословицы "Каждый сверчок знай свой шесток".


Из главы «Милосердие»
1. стр. 15 – «…На ее лице лежал отпечаток серьезности и печали, столь характерной для людей, раньше времени созревших и возмужавших. Однако уверенность в том, что на обеденном столе будут белые скатерти, цветы и суп в изящной миске, осветила лицо Луции неподдельной радостью.»
2. стр. 23 – «…Мне кажется, Таля, что панна Янина тоже имела какие-то свои желания, о чем-то мечтала. И, прежде чем приучилась неизменной черной тенью всюду следовать за баронессой, небось не раз всплакнула в подушку, когда никто ее не видел. … Подумай только, какой это большой день для нее, когда она смогла назвать баронессу по имени! Ты заметила, как задрожал ее голос, лишь только начала она говорить об этом? … Я уверена, она и сегодня воздает молитву Господу Богу за то, что он удостоил ее чести жить бок о бок с баронессой… Это ведь просто ужасно – так унижаться! Теперь-то она, конечно, даже и не сумела бы жить по-другому. А чувствовать, как настоящий человек, она уже давно не может. – Луция глубоко вздохнула. – Я бы предпочла умереть, чем так прозябать!
3. стр. 52. – «…Есть милосердие, которое, как издевка, оскорбляет всякое человеческое достоинство. Открытая ненависть лучше этого великодушного милосердия»

Из главы «Клуб молодых полек»
1. стр. 89 – «Когда тылы капитулируют, фронту нет смысла продолжать борьбу!»
2. стр. 92 – «Нет никаких добрых фей в этом черном, скользком от дождя мире. Нет здесь надежды и никогда ее не будет».
3. стр. 103 – «…Медленно переворачивая листы с рисунками, она ответила: «Бедняки не имеют права ни создавать семьи, ни иметь детей. Они обязаны жить и умирать одинокими».

Из главы «Деревянные четки».
1. стр. 247. – «…Санки проносятся мимо меня. Искусственная, неживая улыбка застывает где-то между нами. Между моим нищенским бидоном и тем миром, который в шубах, мехах, звездах беззаботно пролетает мимо в санках, не замечая меня».

© Валерия Сапегина (Valeria Sapegina)

Похожие записи:

Самые новые записи: