Пристрастие Барни

«Я вырос на футбольном поле; именно там я начал конструировать смыслы своей жизни». Пристрастие Барни к протезам и физической выносливости выросло из его увлечения футболистом. Джимом Отто из команды «Окленд Райдерс», супергероем, который играл, преодолевая боль после операций на коленной чашечке, и номер на его футболке — «00» — Барни рассматривает как метафору и лаконичную эмблему имени «Отто». А «Кремастер» — это название мышцы, поднимающей и опускающей яичко в ответ на температурные изменения и порой страх. Пять эпических перформансов этой серии стали легендой и в Европе, и в США. Языком соблазна и тайны Барни разрабатывают в них символику тендера и самоограничения. В самом раннем, «Кремастере-1» (1994) у дело происходило на острове Мэн. Барни, в белом костюме, с ярко-рыжими волосами, в сопровождении мускулистых фей, стэпом прошелся по всему пирсу, упал в море и выкарабкался обратно на землю через длинный туннель, наполненный вазелином. Тем временем два мотоцикла с колясками мчались вокруг острова друг другу навстречу: команда «Восходящих», одетая в желтое, обозначала женские яичники, команда «Нисходящих», в синем, — мужские яички. Описав круг, мотоциклы встретились у пирса под звуки труб и барабанов, и мы видим на снимке мошонку художника, покрытую желтыми и синими нитями, которые тянутся кмотоциклистам, а те их натягивают. «Кремастер-1» (1997) был поставлен в Венгерской государственной опере и Термальных банях Будапешта. Идея основывалась на обстоятельствах жизни Эриха Вайса (то бишь Гарри Гудмни), карьера которого в качестве мага и каскадера очень напоминает историю самого Барни. История Гудини развертывалась задним ходом, в обратном порядке, и вокруг клубилась свита из Горбунов, Великанов и Примадонн, валялись протезы, летали украшенные лентами хохлатые голуби. Под последний перформанс в серии, «Кремастер-1» (2002), Барни занял символический центр нью-йоркской художественной жизни, Музей Гугтенхейма, и устроил там, пожалуй, на сегодня самую щедрую из своих мизансцен. Зрители поднимались по знаменитому спиральному пандусу меж скульптурами предыдущих четырех «Кремастеров» и видео­экранами, на которых шли их же записи, а пятый видеофильм, «Порядок», демонстрировался на пяти экранах массивного «джамботрона», который висел под потолком ротонды. Кадры Барни, спускающегося (как испуганные яички) по пандусу Гуггенхейма, шли вперебивку с отбивающими стэп статистками, с дерущимися хардрок-музыкантами, с женщиной-леопардом и, наконец, со скульптором Ричардом Серра, который повторял свои ранние скульптуры из жидкого свинца, только на этот раз из вазелина Барни. Ни­какому описанию не передать роскошество и взаимосвязь барочных конструкций Барни, их воистину эпический размах. Лучшие из критиков в выверенных и аккуратных выражениях хвалили его работу, но один из них, британский писатель Норман Брайсон, обратил внимание на его «тревожную» «волю к власти», его постоянно возлагаемое на себя напряжение на фоне экстравагантного и симметричного задника а-ля Басби Беркли (знаменитый голливудский хореограф). «Мысль о том, что миссия человека состоит в господстве над природой и постоянной ломке данных ею предписаний, свойственна, по существу, Фаусту или Прометею, — заметил Брайсон, — и подразумевает титаническое честолюбие и неизбежный крах». А канадский критик Брюс Хью Расселл, с другой стороны, привлек внимание еще к одному обстоятельству. Та тщательность, с какой Барни прячет свой фаллос, даже выступая почти обнаженным (или же маскирует его под протезными прикрытиями), намекает на присутствие «страха кастрации» как движущей силы серии «Кремастер». По сути дела, нас подталкивают к тому, чтобы мы порезвились с возможностью абсорбции телом яичек в качестве яичников. Творчество Барни, пишет Рассел, «отражает кризис его поколения с точки зрения предположительно гетеросексуального художника мужского пола в эру, сдвинутую на проблеме идентичности… его успех отражает наши собственные проблемы». Или, как в «New York Times» заметила менее восторженная Роберта Смит, «теперь, когда Барни вытащил «Кремастер» из своего организма, может произойти все, что угодно».

Бpэндoн Tейлoр

Похожие записи:

Самые новые записи: