Изготовление блокнотов, Киев

Шесть эпох истории медиа

История медиа насчитывает шесть эпох разной продолжительно­сти: устная речь – письменность – книга – массмедиа – дигитализация – осетевление. Доисторическое время – это устная речь и постепенное раз­витие ее риторической техники. Первой вехой в истории медиа стало изо­бретение письма; тогда же прозвучал первый голос медиакритики – голос Платона! Письменность вылилась затем в форму книги. Но лишь печат­ная книга «галактики Гуттенберга» стала второй вехой в истории ме­диа. Эра массмедиа началась, собственно, уже с печатной книги, но мы се­годня, говоря о массмедиа, имеем в виду, конечно, газеты, журналы, радио и прежде всего телевидение. Для нас они уже не «новые медиа». Ибо между массмедиа и современностью лежит третье великое событие – дигита­лизация. По своему культурно-историческому значению изобретение компьютера сравнимо только с изобретением печатного станка. В последние годы мы наблюдаем смещение интереса от переработки информации к коммуникации – за дигитализацией следует осетевление.

Эти шесть эпох истории медиа не только имеют различную дли­тельность, но и с разной отчетливостью выражены и с разной глубиной исследованы. О развитии письма, о технике книгопечатания, истории массмедиа и дигитальной культурной революции мы знаем сейчас дейст­вительно немало. Но первая и последняя эпохи медиаистории пока что для нас во многом темны. Причины этого очевидны. Эпоха устности те­ряется в доисторическом времени, письменные свидетельства о ней от­сутствуют, и нам остается лишь полагаться на мифы, сказания и ле­генды. Эпоха осетевления – это, наоборот, наше собственное настоящее, ознаменованное столь мощным технологическим ускорением, что каж­дая книга о «новых медиа» устаревает уже в момент ее выхода в свет.

Ключевые слова здесь: «социальные сети». Наше обще­ство оказывается возможным представить в виде сети свободно выби­раемых связей. Для него характерны сетевой индивидуализм и прогресси­рующая приватизация общения. Эссеист Ханс-Магнус Энценсбергер опре­делил его как совокупность осетевленных меньшинств, как безголовое, самим собой управляющее общество. Интернет-культура состоит в первую очередь в поддержке самой сети, то есть предложения возможно­стей отношений и соединений. В этом значение линков на веб-сайтах Ин­тернета. В этой связи можно говорить о социальной прибавочной стои­мости, имея в виду, что в сетях значимо не владение, а доступ. В откры­тых сетях встречаются свободно ассоциированные индивиды, образую­щие сообщества, где каждый индивид может спроектировать себя зано­во и вписать в совместный проект.

Величайшее обетование будущего заключается в том, что после эта­пов архаической родовой общины и современного «отчуждения» мы сто­им на пороге новой формы общинной жизни: Web 2.0 – организованного соседства на базе электронных сетей. Подлинное значение сетей лежит, следовательно, не в переработке информации, а в выработке сообществ. На место массы приходят племена добровольцев. Facebook, MySpace и YouTube – впечатляющие примеры того, как образуются «социальные графы», а образуются они из ответов на простейший вопрос: кого зна­ешь ты и кто знает тебя? Здесь таится и совершенно новый потенциал политических связей, дающий руководящую идею, коммуникационную платформу, где соединяются общие интересы и потребность в призна­нии. В социальных сетях энергия протеста превращается в производст­во социального капитала – осетевление вместо бунтов.

Норберт Больц

Похожие записи:

Самые новые записи: