Социально-антропологический портрет интеллигенции

Главным историческим продуктом деятельности интеллигенции становится рационализация культурно-социального, т. е. сужение бытия человека до его сенсорно-эмпирической (по существу – эскапистской) версии; эпоха, которую можно назвать эпохой доминирования интеллигенции (втор. пол. ХХ – нач. XXI в.). Характерной чертой современного этапа истории интеллигенции является ее безусловное господство в социальном пространстве за счет того, что ни один общественный класс, слой, группа не обладают автономностью, которая позволяла бы им не учитывать для себя в качестве директивных интересы, идеологию и просто социальную волю интеллигенции (информационное общество и идеология постмодерна).

Более того, контролируя СМИ, интеллигенция может сделать в прямом смысле слова немыми как отдельных людей, так и целые социальные группы. В целом развитие инфо-среды дает ей возможность расщеплять, оцифровывать и в конечном счете симулировать действительность. Главным историческим продуктом деятельности интеллигенции на этом этапе, воплощающимся на наших глазах, является попытка отменить контроль самой реальности, какой бы фантастической она ни казалась на первый взгляд.
Социально-антропологический портрет интеллигенции: функции и социальные интересы. Надо сказать, что уже на этапе генезиса интеллигенции у социума не было сомнений по поводу ее нормативных функций в рамках новой, неопределенностной по своему характеру действительности. Складывание «культа интеллигенции» ощущали на себе и непосредственно сами представители нарождающегося весьма влиятельного социального слоя. Ф. Филельфо писал об успехе своих лекций во Флоренции и отношении к себе лично со стороны флорентийцев следующее: «…Весь город расположен ко мне. Все меня уважают и почитают. Все возносят до небес высочайшие похвалы. Мое имя на устах у всех. Когда я иду по городу, не только первые граждане, но и благороднейшие женщины в знак уважения уступают мне дорогу, и так превозносят, что мне неловко за такой культ».
Я. Буркхардт весьма проницателен, когда раскрывает причину заинтересованности ренессансных государей в услугах интеллигенции: «Нелигитимность, сопровождаемая постоянными опасностями, окружает властителя; самый нерушимый союз, который он только может заключить с кем-либо – это союз с высочайшим образом духовно одаренными людьми, без оглядки на их происхождение… Поэт или ученый служат ему новой опорой, он почти ощущает новую легитимность». Справедливости ради надо сказать, что «новую легитимность» ощущают не только государи, но и представители практических всех социальных групп нарождающегося новоевропейского общества. Другое дело, что необходимость «новой легитимности» в первую очередь начинает ощущать именно управленческая соционесущая элита. В свою очередь содействие элите в преодолении когнитивного диссонанса соответственно повышало общественный статус самой интеллигенции, облегчало ей задачу расширения собственного влияния на социум.

Аркадий Соколов: диалоги об интеллигенции, коммуникации и информации

Похожие записи:

Самые новые записи: