Советы для новой жизни

Деятельность «скифов» не прекратилась после выхода второго альманаха «Ски­фы». Третий предполагаемый сборник должен был открыться двумя революционны­ми произведениями А. Блока — поэмой «Двенадцать» и стихотворением «Скифы». Однако с весны 1918 года все силы «скифских» авторов были перенесены в журнал «Наш путь» и в литературный отдел газеты «Знамя труда», где и были опубликованы упомянутые творения Блока. Активное участие в данных левоэсеровских изданиях обеспечило «скифам» новую платформу для реализации своих творческих замыслов.

Отсюда же ведет свою родословную и петроградская Вольфила, ставшая дети­щем «скифства».

Первоначально именуемая «Вольной философской академией», Вольфила вско­ре стала называться «ассоциацией», а неофициально была известна как «Скифская Академия» или «Академия исканий». Это творческое объединение, привлекшее к себе самые передовые умы послереволюционных лет, пропустившее через себя сотни мыслящих людей, функционировало в Петрограде в течение пяти лет. «Вольфила» оказалась, по сути, последним свободным и открытым сообществом в советской культурной жизни первых лет после Октябрьской революции, полезные советы которого так сильно повлияли на весь ход отечественной истории. Уже спустя несколько лет такой «великий эксперимент» человеческого сотворчества состояться в СССР не мог бы. Тем ценнее для нас этот уникальный опыт объединения самых разных научных и художественных сил на общей «искательной волне».

В «Объяснительной записке к проекту положения о "Вольной философской академии"», появившейся в печати в ноябре 1918 г. за подписью А.А. Блока, Иванова-Разумника, А.З. Штейнберга и К. Эрберга, говорилось: «Русская революция открывает перед Россией и перед всем миром новые широкие и всеобъемлющие перспекти­вы культурного творчества. Впервые из идеи Единого Человечества делаются практические выводы. Мечта о соборном строительстве единого здания мировой культуры может наконец осуществиться в действительности и должна принять характер конк­ретной организационной попытки. Этому делу хочет посвятить себя Вольная философская академия. Она связывает со словом "Академия" память о первых источниках европейской культуры, когда науки, искусства и общественность еще были связаны цельностью и законченностью античного миросозерцания». От многих попы­ток культурного строительства на основах новой, социалистической идеологии в 20-х гг., учреждение Вольфилы отличалось глубокой продуманностью своих устрем­лений и общим, искренне разделяемым всеми ее членами пафосом духовного поиска, вне каких-либо внешних границ или предустановленных правил. «Внутренняя революция», духовный опыт как основа индивидуально-всеобщего творчества — стали манифестом Академии.

На организационных собраниях «скифов» по созданию будущей Академии об­суждались проекты отдельных кафедр, курсов, докладов. Так, среди тем, планировав­шихся к разработке, были обозначены: основные вопросы философии, философия культуры, религия и социализм, философия творчества, революция и педагогика, пси­хология искусства, живопись будущего, литература и революция, театр будущего, ис­тория религий, история литературы и др. Как показала почти пятилетняя деятельность Вольфилы, ни одна из этих тем не осталась не учтенной. Более того, на заседаниях, в докладах и чтениях, были намечены новые интересные темы, находившиеся на грани наук, открывавшие новые перспективы научного и художественного поиска.

А. Белый, утвержденный на посту председателя Совета Академии, обсуждая вопрос о ее внутреннем единстве, подчеркивал, что «вся жизнь Академии во всех ее направлениях должна подвергнуться космизации; так среди текучего состава слуша­телей постепенно образуется ядро родных ей по духу и творчески участвующих в ее работах людей». Самому Белому, всегда искавшему конкретного единства филосо­фии и жизни, Вольфила виделась вполне достижимым идеалом его устремлений. Он мечтал, чтобы «Ассоциация превратилась в коммуну людей, вынашивающих жизнен­ную культуру, соединенных друг с другом в праксисе жизни». Еще в годы своей символистской молодости, когда Белый выдвигал свой лозунг теур­гии ("Се творю все новое"), он тем самым, по собственному позднейшему признанию, «искал выражения в 1904 — 1905 годах в построении коммуны символистов-социа­листов, но не социалистов-государственников; социализация внутренне творимых ценностей — из свободы и из сознания, что третье, превышающее двух, четвер­тое — трех (шестое, седьмое, восьмое, девятое и десятое, сложенные в пентаграмму и превышающие пять членов), и есть новая творимая действительность; преображе­ние общества — в создании ячеек-коммун, объединенных культурой внутренней жизни». Однако тогда он «поставил крест» на всяких общественных круж­ках, выливавшихся в итоге в некий декадентский хаос. Теперь же, своей работой в Вольфиле он стремился утвердить новое сообщество, новую соборность людей на почве «культуры мысли» и «новых форм жизни». Строящийся «органический ком­мунизм » был призван стать подлинной духовной идеологией, основанной на единой, живой и саморазвивающейся культуре.

«Академия исканий»: новые формы жизни

Похожие записи:

Самые новые записи: