aренда офиса бизнес центр диапазон

СТРАННИКИ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

Я давно мечтал посетить монастырь Оптина пустынь, и наконец-то побывал там.
Монастырь Оптина Пустынь – Свято-Введенский ставропигиальный монастырь Русской православной церкви расположен недалеко от города Козельска Калужской области. До Оптиной пустыни от Козельска около двух километров. Дорога в монастырь очень живописная, идёт вдоль монастырской рощи, пересекает реку Жиздру.


Монастырь, по преданию, был основан в конце XIV века раскаявшимся разбойником по имени Оптия. До 18 века монастырь был почти пуст. В 1821 году обустроили скит, где селились особо сподобившиеся «пустынники» — люди, которые многие годы провели в совершенном уединении. Вокруг скита было запрещено рубить лес, «дабы навсегда он был закрытым».

В центре монастыря находится главный храм монастыря — Введенский собор. За монастырской рощей расположен скит, в котором происходят круглосуточные богослужения. В нём живут 10 монахов.
В 1832-1839 годах вокруг монастыря была построена невысокая ограда и четыре наугольные башни. Когда стали поступать пожертвования; монастырь приобрёл угодья, мельницу, построил каменные здания.
Всей духовной жизнью монастыря стал ведать «старец» (настоятель оставался администратором).

Монастырь славился своей библиотекой, в которой более 30 тысяч томов не только богословской литературы, но и древние философские, медицинские, естественнонаучные труды.
К монастырю потянулись страждущие. Оптина пустынь стала одним из духовных центров России.

А.С.Пушкин признавал: «Мы обязаны монахам нашей историей, следственно и просвещением».
Ф.М.Достоевский говорил, что «спасение России придёт из монастырской келии».

23 января 1918 года декретом Совнаркома Оптина пустынь была закрыта, но монастырь ещё держался под видом «сельскохозяйственной артели». Весной 1923 года закрыли сельхозартель, обитель перешла в ведение Главнауки. Как исторический памятник была названа «Музей Оптина пустынь». В 1987 году монастырь был возвращён Русской православной церкви.

Когда мы пришли в Оптину пустынь, то не стали селиться в монастырской гостинице, а нашли приют у сердобольной женщины. Лишь единожды мы сходили в трапезную для паломников. Она произвела на меня сильное впечатление.

В течение дня главные храмы обители: Введенский, Казанский и Владимирский, всегда открыты. Для всех желающих свободный вход и доступ к святыням: иконам и мощам преподобных отцов и Старцев Оптинских.
Самый большой храм в Оптиной – Казанской иконы Божией Матери. В нём проводится ежедневно вечернее богослужение, а также воскресные и праздничные поздние литургии.
Войдя в храм, я долго пытался сосредоточиться. Я жаждал открытости, ощущал искренний порыв тех, кто стоял рядом, но столь же явственно ощущал и примесь лицемерия. Старушки шикали: руки нельзя в карманах держать, стоять надо смирно.
Я простоял всю службу в храме Казанской иконы Божией Матери. С утра причастился и сходил на исповедь. Выстоял долгую очередь, чтобы спросить совета у старца.

Оптина пустынь – это прежде всего её старцы.
В самом начале своего появления в Оптиной пустыни старчество вызвало протест. Последовали жалобы правящему архиерею в Калугу. Но желающих побеседовать со старцами и руководствоваться их советами становилось все больше и больше. Лишь с начала 1840-х годов старчество стало полностью разрешённым.

Что же такое старчество?
Сущность старчества заключается в том, что из среды монахов, подвизающейся в обители, избирается опытный в духовно-аскетической жизни инок, обладающий даром рассуждения, который становится руководителем, духовным отцом, старцем всей монашеской общины.
«Старцы получают особый дар сострадательной, жертвенной любви – чужие горести и падения они делают как бы своими собственными. Они – христианские пророки-утешители. Ни звание, ни состояние не имеют никакого значения в глазах старца, ему нужна только душа человека».

Русский философ Иван Ильин писал: «В душе русского человека живёт бесконечная жажда праведности, чистоты, желание хоть раз в жизни коснуться безгрешности».

Со времени появления старчества в Оптиной пустыни (1829 г.) в монастыре побывало множество страждущих. Многие оставили тёплые воспоминания о своём пребывании.
Павел Флоренский назвал Оптину «духовной санаторией» многих израненных душ.
Игнатий Брянчанинов писал: «В мире хвораем, а в вашей пустыни лечимся».

В 1852 году в Оптину Пустынь к старцу Макарию приехал Н.В.Гоголь. После посещения он переродился. «Вошёл я к старцу одним, а вышел – другим», – вспоминал Гоголь. В одном из своих писем в Оптину он просит монахов молиться о нём и добавляет: «Мне нужно ежеминутно быть мыслями выше житейскаго дрязгу и на [всяком] месте своего странствия быть [духом] в Оптиной Пустыни».

В 1878 году Ф.М.Достоевский, после смерти сына Алёши, совершает поездку в Оптину пустынь с философом Владимиром Соловьёвым. Фёдор Михайлович испытывал потребность в человеке духовно более умудрённом, нежели он сам. Он жаждал побеседовать со старцем Амвросием, о сердечной мудрости которого был много наслышан.
66-летний старец Амвросий (в миру Александр Михайлович Гренков) обладал феноменальной памятью, свободно читал и говорил на пяти иностранных языках, был сведущ в древней и современной философии, имел поэтические дарования.
Фёдор Михайлович трижды виделся и разговаривал со знаменитым старцем: один раз кратко при народе и два раза наедине весьма долго.

Д.И.Стахеев пересказал со слов В.С.Соловьёва некоторые обстоятельства пребывания Достоевского в Оптиной: «Фёдор Михайлович Достоевский, например, вместо того чтобы послушно и с должным смирением внимать поучительным речам старца-схимника, сам говорил больше, чем он, волновался, горячо возражал ему, развивал и разъяснял значение произносимых им слов и, незаметно для самого себя, из человека, желающего внимать поучительным речам, обращался в учителя».

Старец Амвросий сказал о Достоевском: «Это – кающийся».
Считается, что Амвросий Оптинский стал прототипом Зосимы в романе «Братья Карамазовы». Диалог верующей бабы со старцем Зосимой основывается на реальной беседе Достоевского со старцем Амвросием.

Лев Толстой шесть раз приезжал в Оптину. Встреча Толстого и старца Амвросия была в 1890 году. «Войдя к старцу, Толстой принял благословение и поцеловал его руку, а выходя поцеловал в щёку, чтобы избежать благословения. Разговор между ними был столь острым и тяжёлым, что старец оказался в полном изнеможении и еле дышал. «Он крайне горд», – отозвался о Толстом старец Амвросий.

В Оптиной мне довелось пообщаться со многими людьми, как верующими, так и не очень.
Когда я зашёл в церковную лавку, то увидел фотографию оптинских старцев с их молитвой.
— Я хочу купить вот эту фотографию монастыря с текстом молитвы.
— К сожалению, больше нет, — ответил монах.
— А можно ли купить ту, что на стене приклеена?
— Нет, это для рекламы.
— Но мне очень нужно. Пожалуйста.
— Она приклеена к стене скотчем, и уже испорчена.
— Это ничего. Мне бы очень хотелось иметь эту фотографию с текстом.
— Ничем не могу помочь. Если отдирать будем, то стену испортим.
— Да не нужно вам это, — вмешалась интеллигентного вида женщина в платочке и в длинной юбке. — Я вот наизусть эту молитву знаю, но это не значит, что исполняю. Стою в храме, крещусь, молитву шепчу, лбом отбиваю поклоны, а толку никакого. Слова не важны, главное, чтобы сердце молитвой к Богу обращалось. Молитва — это крик сердца! Умно-сердечная должна быть молитва. Ум к сердцу опустить надо. А то читаю молитву часами, крещусь, а мысли мои далеко, всё к суетному, а не к Богу обращены. Фарисей я…
Я вот какую историю слышала. Работала женщина в церкви двадцать лет; а в церкви-то работать нужно очень благоразумно. И видит она, значит, сон. Ведёт её какой-то святой проводник, подводит к дверям, которые как окно большое, и там сидит человек, записывает. Он и спрашивает женщину: где, мол, работаешь, как, да что. А она и отвечает, что, мол, в церкви работаю. Он говорит: хорошо, я сейчас посмотрю. Достал книгу, посмотрел и говорит: ни одного дня не записано. Так-то вот! Всё пишут о нас, всё! Ведь живём мы не просто так, сынок. Пишутся и добрые дела и злые. А женщина та вернулась в церковь и говорит: «я сегодня ухожу из церкви!» Матушка моя её спрашивает: «почему?» А та отвечает: «двадцать лет я в церкви проработала и ни одного дня не заработала. Так уволюся, и, может, в миру где-нибудь заработаю, чтоб пропустят сюда вот».
(из моего романа-быль «Странник» (мистерия) на сайте Новая Русская Литература

После посещения Оптиной я простоял в очереди в храм Христа Спасителя восемь часов, чтобы прикоснуться к святыням. И следили за нами, и обыскивали. Но прикоснуться в спешке не дали. Общение в очереди дало мне значительно больше. Я невольно задался вопросом: как отличить верующего от неверующего?

Кого можно назвать верующим? Наверное, того, кто неуклонно соблюдает все заповеди Божии. Много ли среди нас таких?
Верующих в России, по разным оценкам, от 60 до 80% . Верят в Бога – 60%; верят в существование Высшей Силы, Духа или Разума – 21%; не верят в Бога – 16%. По данным Фонда Общественное мнение 59% россиян считают себя православными.
Религиоведы и социологи из Российской Академии наук после тщательно проведённых исследований установили, что верующих в России насчитывается в среднем 4,5% – в десять-двенадцать раз меньше, чем об этом же говорят богословствующие.

Сам я не осмелюсь назвать себя человеком верующим.
Быть верующим и называть себя верующим не одно и то же.

Кто-то считает, что быть верующим означает ходить в церковь по праздникам, молиться и ставить свечки. В народе таких называют «подсвечники». Это даже не прихожане, а «захожане» – как выражается мой одноклассник, работающий при церкви.

Почему-то считается, что верующий человек априори лучше и нравственнее, чем неверующий. Но так ли это?
Недавние атеисты вдруг стали воинствующими неофитами, и готовы сражаться со всеми, кто не согласен с ними в вопросах веры. Даже в храме верующие люди порой дерутся друг с другом.

Главное качество человека верующего это терпимость и всепрощение. «Не судите, да не судимы будете», – сказано в Писании. Но почему-то именно люди верующие проявляют агрессивность в вопросах веры и непреклонность по отношению к преступникам.
«САЖАТЬ, нельзя простить» – считают преимущественно верующие.
«Сажать нельзя, ПРОСТИТЬ» – считают преимущественно люди неверующие.

Размещение фильма «Невинность мусульман» и хулиганская выходка в храме Христа Спасителя не кажутся мне случайными. Всё это напоминает хорошо продуманную политическую провокацию с далеко идущими последствиями.

Все понимают, почему девчонкам из панк-группы (две из них молодые матери) дали не условно, а 2 года колонии, и без отсрочки.
Были бы у девушек хорошие мужья и дружные семьи, они бы не занимались подобным. Преступниками не рождаются, преступниками становятся. И виновато в этом общество – то есть мы с вами!
Если бы панк-молебен устроили не в церкви, а в любом другом общественном месте, это разве не было бы оскорблением чувств других людей?

Лично меня оскорбляет, когда в Храме Гроба Господня возникают драки между представителями разных христианских церквей. Как можно на это повлиять?

После скандальной выходки в храме Христа Спасителя и других эксцессов, 26 сентября 2012 года в Госдуму был внесён проект Закона, предполагающий уголовную ответственность за оскорбление чувств верующих и осквернение святынь.
Глава комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов пояснил, что Закон не запрещает атеистам отрицать существование бога. «Если следовать этой логике, то тогда нужно всем поголовно выписать административные штрафы, потому что кто-то верит, кто-то не верит, кто-то верит в одного бога, а кто-то в другого».
Ярослав Нилов выразил готовность разработать законопроект о защите чувств атеистов, отметив, впрочем, что необходимости в этом не видит. «Атеисты не являются религиозной организацией. У них нет такого сакрального понятия, как «Бог», поэтому, в чём ущемление их чувств, непонятно».

Как можно защитить религиозные чувства?
И как чувства измерить?
Каковы критерии «оскорбления чувств верующих»?

Газета «Metro» (№178) попыталась выяснить у представителей трёх мировых религий, что оскорбляет их религиозные чувства.
Аббясов Рушан Хазрат – заместитель председателя совета муфтиев России – «Карикатурный скандал, связанный с пророком Мухаммедом, фильм, в котором содержится негативная информация о пророках, свастика на мечетях и захоронениях. Меня оскорбляет подмена понятий. Для мусульман джихад означает усердие, а не войну. Также меня оскорбляет такое понятие, как радикальный ислам».

Санжай Лама – представитель буддистской традиционной сангхи России в Москве – «Случаи хищения имущества, нападок на буддистов, как словесных, так и физических. Меня оскорбляет, когда, не разобравшись, люди могут назвать тебя сектантом. Также меня оскорбляет фотографирование рядом с Буддой в некрасивых позах. Совсем недавно за это оштрафовали троих мужчин».

Отец Александр Волков – руководитель пресс-службы РПЦ, дьякон – «Для православного человека оскорбительно грубое вторжение в сакральное пространство. У любого христианина сакральным является всё, что связано с храмом. И поэтому оскорблением станет физическое вторжение в храм, перформансы с целью глумления».

Одного «оскорбляет подмена понятий», другого «фотографирование», третьего «вторжение в сакральное пространство»… И как это защитить?

Да мало ли кого что оскорбляет!
Кого-то оскорбляет отсутствие туалетов в православном храме. В протестантских храмах туалетные комнаты есть, а у нас терпи…

Тогда пора вводить в Уголовный кодекс и ответственность за оскорбление (и верующего, и неверующего), а не только представителя власти и военнослужащего.
Вот только как отличить верующего от неверующего?

Я считаю, что нужно уважать не только чувства людей верующих, но и всех людей, независимо от религиозной принадлежности. Но заставить уважать через уголовное преследование невозможно, поскольку уважение относится к сфере морали. Закон не может подменить мораль, когда речь идёт о порядочности, воспитанности и приличии. Человек может поступать по закону, но абсолютно бессовестно.

Я юрист, но не считаю, что с помощью законов можно урегулировать все сферы жизни общества. Существует предел уголовной санкции, после чего она перестаёт устрашать.
В Уголовном кодексе РФ уже есть статья 213 Хулиганство; статья 214 Вандализм; статья 148 Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий; статья 136 Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина; статья 282 Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства.

Неужели этого недостаточно?
Может быть, всё дело не в недостатке норм закона, а в плохой правоприменительной практике?
Хотя, на мой взгляд, дело в отсутствии морали и взаимного уважения в нашем обществе!

Лично я считаю, что нужно идти не по пути запрета «плохого», а по пути развития хорошего. Иначе можно всё запретить. Впавшие в законодательный раж уже предлагают ввести уголовное наказание за несвоевременную уплату услуг ЖКХ и даже за распространение сведений о конце света.

Если Закон будет принят, то за публичное оскорбление религиозных чувств могут посадить на 3 года. За публичное осквернение или порчу религиозной и богослужебной литературы, знаков и эмблем суд может наказать штрафом от 30 до 50 тыс. рублей.
За осквернение и разрушение объектов и предметов религиозного почитания, в том числе мест совершения религиозных обрядов и паломничества могут посадить в тюрьму на 5 лет!

Закон об уголовном наказании за оскорбление религиозных чувств верующих позволит привлекать к ответственности в том числе и СМИ, публикующие скандальные материалы из жизни представителей религиозных конфессий.
Это напоминает «закон об оскорблении величества».
Верующие становятся неприкасаемыми!

Депутат Госдумы Илья Пономарев полагает: «Привлечь можно будет легко, потому что любые такие статьи Уголовного кодекса, так же как и 282-ю, можно трактовать как угодно. Любой верующий, прочитавший статью в газете типа о «золотых часах» служителей церкви и так далее, может потом обратиться в суд с иском об оскорблении религиозных чувств».

Как же защитить религиозные чувства верующих?
Артемий Лебедев объявил конкурс предупреждающих значков для защиты чувств верующих. Он предлагает разработать логотип «Здесь могут быть оскорблены религиозные чувства верующих», чтобы люди верующие обходили опасные места стороной.

29 сентября в Саратове состоялся митинг под лозунгом «Спасём и сохраним стадион «Динамо»!» против намерения местной митрополии восстановить собор Александра Невского, освящённый в 1826 году, но разрушенный в 1930-40 годы, после чего на этом месте и был построен стадион.
Владимир Рыжков заявил журналистам, «Мы против вмешательства церкви в светскую жизнь. У нас по конституции светское государство. Такое чувство, что у нас скоро православное государство будет объявлено, что противоречит нашему духу. Вы посчитайте, сколько у нас национальностей. Как можно здесь навязывать одну церковь. Одну религию. Это просто недопустимо», – передаёт слова политика саратовская «Четвёртая власть».

Как не допустить противостояния верующих и неверующих?

В Ростове-на-Дону некие активисты попытались сорвать показ рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда».
Теперь вот хотят отменить в Петербурге выставку икон Марата Гельмана. Кому-то она кажется оскорбительной, кто-то считает, что выставка провокационная, а кто-то полагает, что ничего провокационного в этой выставке нет.
«Я как человек верующий считаю, что любое перевоплощение, переделка икон и других сакральных символов недопустимы независимо от религии, будь то православие, или иудаизм, или буддизм», – полагает директор Российского музея этнографии Владимир Грусман.

Следует напомнить, что иконопись долгое время считалась запрещённой и оскорбительной для христиан. В 730 году император Лев III Исавр запретил почитание икон. Иконоборцы считали почитания икон — идолопоклонством. Результатом иконоборчества стало уничтожение тысяч икон. Иконоборчество было официально признано на иконоборческом вселенском соборе в 754 году при поддержке императора Константина V. Но впоследствии было отменено.

Сергей Пилатов (президент Общественного совета по рекламе) считает, «что искусство не должно провоцировать общество, вольно или невольно подвигая его к расколу и росту враждебных настроений».

Безусловно, трактат Фридриха Ницше «Антихристианин» является богохульным. Неужели и его запретят?
Можно ли будет рассказывать правду о том, как насильно крестили Русь, как загоняли несогласных в воду, как убивали непокорных? А «крестовые походы», а сжигание староверов – не является ли эта историческая правда оскорблением чувств верующих?!

У нас граждане равны перед законом.
И если у нас по Конституции государство светское, и церковь отделена от государства, то государство не должно защищать одних только верующих.
Защищать надо не религиозные чувства верующих, а свободу совести!

Человек может быть верующим, но не принадлежать ни к одной из мировых религий.
Если человек верит в своего Бога, но не в бога какой-то религии, защитит ли Закон его?
И как вообще можно чувства защитить?

При советской власти верующих всячески гнобили. Но они не сгинули, а напротив, похоронили безбожную власть.
В первые века христианства верующих в Иисуса Христа оскорбляли и убивали. С правления Нерона начинаются массовые гонения на христиан со стороны римских императоров.
Когда при Константине Великом христианство стало государственной религией, уже надо было защищаться от самих христиан. Императоры часто становились покровителями и даже инициаторами ересей (например, иконоборчество).

В фильме «Агора» испанского режиссёра Алехандро Аменабара хорошо показано, как в конце 4-го века в Александрии христианство побеждало иудаизм и язычество. Христиане вначале расправились с язычниками, а потом и с иудеями. Библиотека в Александрии была уничтожена, языческие храмы разграблены, язычество запрещено, евреи изгнаны из города.
Власть выбрала религию, наиболее удобную для управления массами. Религиозные вожди, на словах проповедующие любовь, от имени Бога призывали к убийствам, и убивали.
Епископ Кирилл потребовал уничтожить не подчиняющегося ему свободомыслящего философа Гипатию. Он объявил её ведьмой. В 415 году Гипатия была растерзана разъярённой толпой. Тело Гипатии христиане забросали камнями, потом протащили по улицам Александрии и сожгли на площади.

А скольких людских жизней стоило обращение в христианство населения завоёванных земель!..
Истинной целью «Крестовых походов» был грабёж Константинополя!

Многие научные открытия, которые противоречили христианским догмам, вызывали ярость со стороны служителей церкви. Многие учёные подвергались суду инквизиции и были сожжены. Был отлучён от церкви за своё вольнодумство Лев Толстой.

Чтобы удержать власть католическая церковь яростно боролась с неверующими и неправильно верующими еретиками. В первый же год появления святой инквизиции в Испании около 1000 человек было сожжено на кострах, обезглавлено на эшафоте мечом или топором. Отец Фома, 2 августа 1483 года принявший пост великого инквизитора, за восемнадцать лет пребывания на этом посту только в одной стране отправил на тот свет десять тысяч человек, поджаривая их на кострах.

Известный богемский магистр богословия Ян Гус в своих проповедях страстно обличал злоупотребления и моральный упадок жадного католического духовенства. Гус выделялся строгой нравственностью, ровным и добрым характером. Но был осуждён как еретик и сожжён на костре.

В 1431 году героиня французского народа Жанна д’ Арк была сожжена по приговору католической церкви. Однако в ХХ веке после первой мировой войны та же церковь причислила её к лику святых.

В истории католической церкви много тёмных страниц. Одним из самых скандально известных пап был Родриго Борджиа, в 1492 году избранный понтификом под именем Александра VI. От связей с несколькими женщинами папа Борджиа прижил десятерых детей. Скандалы, которые сопровождали его пребывание в Ватикане, подорвали авторитет папства и подготовили Реформацию.
Именно из-за махинаций с индульгенциями возникло протестное движение, которое вскоре оформилось как протестантская церковь.

Однако недостатки отдельных священнослужителей не порочат саму идею церкви, не отрицают веру как таковую. Верит человек в Бога, а не в священнослужителей.

Я крещён в православной церкви в младенчестве, и не могу отказаться от этого факта своей биографии. До сих пор ношу крестик и храню евангелие моей бабушки.
Вера – это глубоко личный путь человека, его личный опыт, только личный.
Вера – от Бога, религия – от человека!

Церковь – это организация единоверцев, а сегодня и общественный институт.
Деятельность церкви, на мой взгляд, следует измерять не количеством возрождённых монастырей и построенных церквей, а улучшением нравственного состояния общества.

По моему мнению, церковь должна сохранять дистанцию, быть нравственным и духовным авторитетом, и не сближаться с государством, что неминуемо ведёт (как показывает история) к подчинению церкви государству.
До 1917 года церковь фактически была государственным институтом, и этим себя только дискредитировала.
«Слабость церкви в истории заключается именно в том, когда она христианскую веру предлагала в качестве идеологии», – считает профессор духовной академии отец Георгий Митрофанов.

Я согласен с Патриархом, когда он говорит: «Каким должно быть отношение церкви к внешнему миру, в том числе и к власти? Церковь призвана хранить Божью правду и её провозглашать. Не её дело делить светскую власть, участвовать в политической борьбе. Не её дело направлять гнев народных масс в ту или иную сторону. Дело церкви провозглашать Божью правду».

Некоторые полагают, что верующие — просто наивные люди; нынешняя церковь учреждение со всеми пороками бюрократизма, а не мистическое тело христово.
Истории с пропавшими на фотографии золотыми часами и с многомиллионной «нанопылью» не остались незамеченными.

Меня оскорбляет торговля в храме. Даже Христа распятого продают!

Несколько лет я задавал один и тот же вопрос: когда выгонят торговцев из храма?
В начале лета ОЗПП обратилась в Хамовнический районный суд Москвы с иском против Московской патриархии, потребовав проверить, как ведётся торговля на первом этаже храма Христа Спасителя. Хамовнический районный суд Москвы признал «обмен товара на деньги не торговлей, а безвозмездным взаимным одариванием по рекомендованной цене».

Государство хочет сохранить религиозный мир, не допустить межконфессиональных распрей, которые могут послужить поводом для распада страны.
Збигнев Бжезинский (ярый антикоммунист и бывший советник президента США по национальной безопасности) говорил, что после распада СССР главный враг – православие.
Но дело не в вере и не в церкви, а во власти. Религию просто используют для осуществления власти!

А молитву старцев оптинских я всё-таки привёз, и она теперь всегда у меня перед глазами.
«Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить всё, что принесёт мне наступающий день. Дай мне всецело предаться воле Твоей Святой. На всякий час сего дня во всём наставь и поддержи меня. Какие бы я ни получал известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душой и твёрдым убеждением, что на всё святая воля Твоя. Во всех словах и делах моих руководи моими мыслями и чувствами. Во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что всё ниспослано Тобой. Научи меня прямо и разумно действовать с каждым членом семьи моей, никого не смущая и не огорчая. Господи, дай мне силу перенести утомление наступающего дня и все события в течение дня. Руководи моею волею и научи меня каяться, молиться, верить, надеяться, терпеть, прощать, благодарить и любить всех. Аминь».
ЛЮБОВЬ ТВОРИТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ!

Посмотрите дискуссию «ЦЕРКОВЬ И ОБЩЕСТВО» в Русской христианской гуманитарной академии

P.S. Закон об оскорблении чувств верующих, разумеется, примут. Вот только будет ли он действовать?

А по Вашему мнению, КОГО ДОЛЖЕН ЗАЩИЩАТЬ ЗАКОН?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература

Похожие записи:

Самые новые записи: