ТАЙНА СМЕРТИ ЛЮДВИГА II БАВАРСКОГО

Людвиг Баварский_1880

Древнеримский принцип гласит: «ищи того, кому это выгодно»!

Монархия в Баварии была конституционной, и демократические институты постепенно уменьшали власть короля. Но Людвиг был ещё очень популярен в народе. И если бы он попросил в парламенте денег на строительство нового замка Грааля Фалькенштайн, денег бы ему дали, но отправили бы кабинет министров в отставку. Долг короля в 13 миллионов марок угрожал увольнением от должности премьер-министру Лутцу.

Личный адъютант короля полковник Дюркхайм свидетельствовал: «Частная жизнь короля странная в той мере и постольку, поскольку его правительство захотело, чтобы оно было странным. До того, как замки начали строиться, все эти траты регулярно одобрялись государственным казначейством. В правительстве были люди, заинтересованные в том, чтобы король потворствовал своим безумствам. Были люди, которые имели опасное влияние на короля. Потом эти люди были удалены из правительства.
– Вы намекаете, что правительство Баварии вошло в заговор против своего законного монарха?»


Да, это был заговор, который давно готовился. Ещё в 1870 году премьер-министр Баварии граф Брай-Штейнбург предложил королю Людвигу добровольно отказаться от власти и передать корону прусскому королю. В качестве отступных были предложены большие привилегии. Но Людвиг категорически отказался, поскольку хотел видеть Баварию независимой.
Если король не желал отказаться от трона, то в соответствии с конституцией Баварии лишить его власти можно было только объявив короля недееспособным. Власть в этом случае переходила к наследнику престола кронпринцу Отто. Но поскольку принц Отто находился на излечении в сумасшедшем доме, то власть передавалась регенту принцу Леопольду.

В результате успешного заговора, во главе которого стоял премьер-министр Лутц, король был признан душевнобольным и объявлен недееспособным. Для этого была использована карательная психиатрия.
8 июня 1886 года крупнейший немецкий психиатр того времени профессор Бернхард фон Гудден и консилиум из трёх врачей пришли к выводу, письменно зафиксированному, что «Его Величество болен паранойей в тяжёлой форме. Болезнь сильно запущена и едва ли излечима. Положение будет только усугубляться. Такая болезнь уничтожает свободу воли, и дальнейшее вмешательство короля в государственные дела будет только мешать управлению королевством. Это состояние душевной деятельности короля является пожизненным».

Слабым местом медицинского заключения было то, что оно основывалось только на письмах и свидетельских показаниях. Врачи не могли обследовали самого короля, потому что он вряд ли допустил бы подобный осмотр. Диагноз врачи «слепили заочно».
Когда профессор Бернхард фон Гудден сообщил королю решение консилиума, возмущённый Людвиг спросил:
– Как вы можете объявить меня психически больным, если вы никогда не освидетельствовали меня?
– Ваше величество, в этом нет необходимости, – ответил придворный врач. – Мы обладаем информацией, которая нам даёт достаточно доказательств.

Какие же это были доказательства?
Действительно, Людвиг II имел ряд предков с несомненным отягощением центральной нервной системы. Отец, представитель рода Виттельсбахов, и мать — из рода Гогенцоллернов, страдали различными маниями. Младший брат Людвига – Отто – тоже страдал душевной болезнью.

Но что ещё более поразительно, Людвиг мог и не быть сыном короля Максимилиана II !
Имелось, якобы, даже личное письмо короля Максимилиана, в котором он признавался, что Людвиг и Отто не его родные сыновья.
Дело в том, что в 1835 году Максимилиан отправился покутить в Будапешт, где заразился триппером. Эта болезнь в то время считалась неизлечимой, а значит, он лишился возможности иметь наследника. Максимилиан попросил придворного камердинера, итальянца по происхождению, Йозефа Тамбози, время от времени исполнять вместо себя супружеские обязанности. Ну а чтобы королева Мария ничего не заподозрила и не обнаружила подмены, в эти вечера он напаивал её вином. Алкоголь, как известно, плохо влияет на наследственность.

Наш Пётр I (в отличие от своего болезненного родного брата) тоже неизвестно от какого гренадёра был рождён. Зато известно, что царь вступал в гомосексуальные связи и умер от венерической болезни. Однако от этого он не стал менее великим.

На основании медицинского заключения 9 июня 1886 года Государственный совет Баварии принял решение о признании короля Людвига недееспособным и отстранении его от власти. Над королём была установлена опека, правление страной брал на себя баварский принц Леопольд – дядя короля.
Людвига II обвиняли в том, что он настроил чрезмерное количество «никому не нужных» замков, потратив огромную сумму из государственной казны. Вторым пунктом вышло порицание о неучастии Людвига в жизни собственной страны. И третьим пунктом указали обвинение в гомосексуальной ориентации Людвига.

Чтобы объявить королю решение Государственного совета об отстранении его от власти была создана особая комиссия. В ночь на 10 июня комиссия, в которой был граф Макс фон Хольштайн, прибыла в замок Нойшванштайн.
Когда король узнал от своего кучера, что его готовятся арестовать, Людвиг собрал жандармерию и пожарных из соседних деревень, вызвал полк егерей и написал воззвание к армии.
Жандармы и пожарные вооружились в защиту короля и встретили комиссию с оружием в руках.
Король издал приказ: «Выколоть членам комиссии глаза и содрать шкуру живьём».
Члены комиссии были арестованы. Однако вскоре их отпустили, и они поспешно бежали в Мюнхен.

11 июня комиссия явилась в замок вновь. На этот раз король встретил её вполне спокойно. Он отказался от всякой попытки к бегству, хотя всё для этого было приготовлено. Говорят, король покушался выброситься из башни замка, но его от этого уберегли приближённые. Находясь под надзором жандармов, принявших присягу на верность регенту, король держал себя ровно и спокойно. Он хотел показать, насколько может быть разумен.

«Я признаю за лучшее подчиниться судьбе, — говорил Людвиг. — Мой дядя не мог бы устранить меня от правления, если бы мой народ не был на это согласен».
Несколько позже Людвиг заявил: «Мне было бы очень легко освободиться, — стоило бы только выпрыгнуть из этого окна и всему позору конец. Что меня лишают правления — это ничего, но я не могу пережить того, что меня делают сумасшедшим».

Король был взят под охрану и в 4 часа утра 12 июня перевезён в замок Берг возле озера Штарнберг.
Окрестные жители очень жалели короля, многие плакали.

Людвиг понимал: «Они хотят уничтожить меня. Я ещё не знаю, каким образом они это сделают, но я знаю, что это их единственная цель. Я могу быть только настороже, наблюдая за этим заворожённый. Я могу только смотреть, как они намыливают верёвку, на которой повесят меня».

Когда канцлеру Германской империи Отто фон Бисмарку донесли о сумасшествии баварского короля, он сказал: «Ложь! Я лично знаю Людвига! Не было на земле второго такого монарха! Этот человек достоин преклонения…».
Бисмарк предлагал Людвигу искать защиту в парламенте. Но король не последовал совету Бисмарка появиться перед народом в Мюнхене. Позже Бисмарк сказал о Людвиге: «он дал судьбе сокрушить себя».

Власть требует быть коварным и бесчестным. Людвиг не хотел быть таковым. Он желал сохранить верность своим идеалам. Между властью и честью Людвиг выбрал честь. Он мечтал остаться в памяти народа святым королём.

Если бы король захотел сопротивляться, кровопролитие было бы неизбежным.
Но Людвиг не хотел сопротивляться. Он просил яду.
Возможно, Людвиг испугался участи полоумного брата Отто, заключённого в сумасшедший дом.
Бывшая невеста Людвига его кузина София Шарлотта тоже провела несколько лет в сумасшедшем доме, а её мать лишилась рассудка.
Бедный, бедный Людвиг!

«Король был не сумасшедшим, а просто чудаком в мире грёз», – признавала его любимая Сисси. Она готовила бегство Людвига в Вену. Её вооружённые слуги дневали и ночевали на противоположном берегу Штарнбергского озера. Но об этом, якобы, стало известно регенту Леопольду (дяде короля), и он распорядился ликвидировать племянника.

13 июня 1886 года около 18.30 Людвиг отправился на прогулку в замковый парк с профессором фон Гудденом. Позади их сопровождали два служителя. Заметив служителей, король попросил их удалить, что и было исполнено. В 20 часов король и Гудден не вернулись с прогулки. Поднялась общая тревога. Начались поиски. Их тела были обнаружены на мелководье в озере Штарнберг около 23-00 того же дня.

Что это было? Самоубийство или убийство?
Смерть Людвига называют «самым загадочным убийством XIX века».

По официальной версии, Людвиг не вынес унижения и захотел утопиться. Профессор пытался ему помешать. Утопив Гуддена на мелком месте, Людвиг пошёл вглубь озера, где и нашёл свою смерть.
Карманные часы короля остановились в 18 часов 45 минут.

Когда тела нашли, тело и лицо Людвига не были повреждены, за исключением ссадины на колене. Лицо Гуддена было расцарапано, правый глаз подбит. На горле врача выявили несколько отметин, говоривших об удушении. Вскрытие не пролило свет на причины гибели монарха.

В фильме «Людвиг» 1955 года показано, будто Сисси с помощью своих братьев подготовила Людвигу побег. Когда Людвиг узнаёт об этом, то решает бежать. На озере он душит и топит сопровождающего его профессора Гуддена, а потом решает утонуть сам, или тонет по неосторожности.

Предполагают также, что Людвиг хотел совершить побег и переплыть озеро. Но борьба с врачом, пытавшимся помешать королю, и остановка сердца помешали этим планам. Однако эта версия содержит много изъянов. Шестидесятичетырехлетний врач хлипкого телосложения и ростом 160 сантиметров никак не мог совладать с сорокалетним Людвигом, ростом под два метра.

Существует версия сердечного приступа. Король вёл в последние месяцы малоподвижный образ жизни, весил почти двести килограммов. Однако при вскрытии тела опального монарха, в присутствии двенадцать врачей документально зафиксировано, что сердце у короля было абсолютно здоровым, и он не мог утонуть из-за его внезапной остановки.
Людвиг был отличным пловцом, что делает версию несчастного случая маловероятной.

Людвиг часто заявлял, что готов свести счёты с жизнью. Поэтому официальным источникам выгодно было поддерживать версию безумия и самоубийства.

Есть также версия, что до прогулки король был опоен наркотическими средствами и просто рухнул на берегу озера. По словам свидетелей, врач намеренно отослал санитаров, которые сопровождали короля на прогулках. Когда Гудден стал оттаскивать тело на глубину, от холодной воды Людвиг пришёл в себя, и началась борьба, следы которой и обнаружили спасатели.
Но зачем психиатру было убивать короля?..

Трудно поверить, что сорокалетнего могучего короля отпустили гулять в сопровождении шестидесятилетнего профессора, да ещё отпустили охрану. Скорее всего за ними приглядывали незаметно, и когда король попытался бежать, его убили.
Тёмная дождливая ночь лучшее время для преступления.
Король не утонул, ему «помогли утонуть», судя по многочисленным следам чужих ботинок на месте трагедии. К тому же, утопиться на мелководье достаточно сложно.

Полицейское расследование трагического происшествия не отличалось особой тщательностью.
До сих пор нет ответа на вопросы: почему одежду короля (якобы с дырами от пуль) сразу же сожгли? Почему часы короля остановились на 11 часов раньше, чем часы сопровождавшего его врача? Почему тело короля сначала спрятали в доме лодочника, а затем этот дом сразу же снесли? Почему в свидетельстве о смерти фон Гуддена отсутствует медицинское обоснование причины его смерти?

Баварцы до сих пор помнят обстоятельства гибели своего короля.
В день, когда мы прилетели в Мюнхен, нам посчастливилось побеседовать с простыми баварцами. В разговоре они напомнили мне, что это день смерти короля Людвига. Я был приятно удивлён, что люди помнят своего монарха, и спросил, была ли его смерть самоубийством или убийством. Мне ответили, что Людвига убили заговорщики из высшей знати.

Да, простые баварцы любили своего короля. Но правящая элита решила избавиться от неуправляемого монарха.
Двадцать два года представители высшей знати Баварии «играли короля Людвига II», зная, что он не сын короля Максимилиана II и не законный наследник трона. Так дурачили простой народ. Когда это надоело, с Людвигом расправились. Исполнители приговора бесследно исчезли. Родной дядя— Леопольд — оказался в выигрыше. Он на целых 27 лет стал регентом — фактическим правителем Баварии — при полоумном племяннике Отто.
Правящая верхушка приветствовала победу над непредсказуемым и уж очень независимым королём-отшельником.

Есть мнение, что у истоков искусно подготовленного государственного переворота в Баварии находились представители загадочной местной секты иллюминатов (посвящённых). Создавший её ещё в конце XVIII века Адам Вайсхаупт писал: «Мораль представляет собой не что иное, как искусство учить людей… как сбросить ярмо опеки… как обходиться без принцев и правителей».

Одним из инициаторов отлучения короля от власти был граф Макс фон Хольштайн, бывший фаворит короля, отправленный им в отставку. Именно он пустил слух о безумии короля, именно он инициировал арест Людвига, он же первый объявляет версию о самоубийстве монарха. Так Хольштайн отомстил Людвигу за свою отставку.

Министры предали своего короля! Точно так же предали императора Николая II его генералы. Так же предали Наполеона его министры, открыв дорогу на Париж.

Когда хотят избавиться от правителя, его объявляют либо больным (как Михаила Горбачёва), либо сумасшедшим (как Павла I).
Император Павел, как и Людвиг Баварский, был слишком романтичен, за что и был смещён.

Людвиг II был похоронен 19 июня 1886 года в усыпальнице церкви Святого Михаила в Мюнхене. Баварцы устроили пышные похороны.
Одни считали, что короля утопили в озере; другие, что во всём виноват Бисмарк; третьи, что Людвиг был слишком хорош для своего времени.

Людвиг до сих пор считается олицетворением доброго баварского монарха.
Это был последний романтик на троне!
Поль Верлен назвал его «единственно подлинным королём XIX столетия».

Сейчас на месте гибели Людвига II в озере Штарнберг установлен деревянный крест. Каждый год в день смерти короля его почитатели украшают крест венком.
Людвиг_крест
Многие баварцы убеждены, что более великолепного короля не было нигде и никогда. И сегодня, в день рождения Людвига II, в Баварии устраиваются празднества в его честь.
У портрета короля в часовне, построенной в память о нём в дворцовом парке Берга, круглый год стоят живые цветы. Стоят цветы и горят свечи и у саркофага короля в церкви Святого Михаила в Мюнхене.
В 1982 году в Линдерхофе был установлен памятник Людвигу II.

О короле Людвиге, его жизни и смерти сложено много народных песен. Существует около 60 обществ почитателей Людвига II. В 2003 году один фанат, рюкзак которого был набит фотографиями Людвига II, пытался покончить с жизнью на месте гибели баварского короля.

Что же должен сделать правитель, чтобы остаться в благодарной памяти потомков?

Не всякому удаётся сохранить о себе память мудрым правлением. Многие стремятся увековечить своё правление возведением величественных дворцов.
Мы восхищаемся гатчинским дворцом императора Павла и парками Павловска, дворцами и парками Петродворца, екатерининским дворцом в Царском Селе…

Людвига считали полусумасшедшим чудаком. Но король оставил после себя непревзойдённые по красоте замки. На их возведение он тратил прежде всего свои личные средства, которые отпускало ему государство на его личные нужды. Причём тратил в своём государстве, чем обогатил десятки тысяч подданных.

Возводя свои замки, Людвиг осуществил очень выгодную инвестицию в будущее своей любимой Баварии. Он создавал высокохудожественные творения, которые украсили страну.
Людвиг добился того, что опера Мюнхена стала лучшей в мире. Множество путешественников стекалось в Мюнхен исключительно чтобы послушать оперу.
То, за что обвиняли и называли сумасшедшим, теперь благодарят. Обычная судьба гения!

Так кто же прав: ленивое большинство или странный непонятный одиночка, возомнивший себя гением?

Сегодня Нойшванштайн является вторым (после Эйфелевой башни) самым посещаемым туристическим местом в мире. Каждый год в этот замок в баварских Альпах приезжает более 1,3 миллиона туристов. Нойшванштайн уже давно окупил сделанные в него вложения и приносит доход.
Так что спасибо королю Людвигу II за его стремление жить возвышенно и тонко, за строительство великолепных замков – храмов вечных ценностей!
Нойшванштайн_21

«Я строю свои замки для того, чтобы в них могли жить мечты и идеал красоты», – говорил Людвиг. – «Люди должны знать, что здесь возникло прекрасное только ради прекрасного. Прекрасное без цели».

Его замки по сути были храмами. Истинные короли строят храмы!
А что ещё могут короли?!

«В стране должен быть кто-то, кто думает не только о пользе, не только о выгоде. И если нет других, этим человеком должен быть король». Так считал Людвиг II Баварский.

Людвиг должен был родиться актёром или поэтом, архитектором или музыкантом, философом или художником. Но он родился королём. И всю жизнь страдал от этого.
Было ли в этом его предназначение? Сейчас можно сказать «да».

«Наверное, моё место в зеркальном зале, где у людей нет тени», – говорил Людвиг.

Людвиг – человек другого мира – потусторонний! – как и его любимый Лоэнгрин.
Рыцарь Лоэнгрин пришёл из другого измерения, чтобы напомнить людям: всех нас ожидает мир иной – каждому по его заслугам.
В нашем падшем мире такие люди чужие. Они кажутся странными, непонятными, чужаками…

«А почему я должен быть таким как все? – говорит Людвиг. – Мир, который нас окружает, отвратителен, омерзителен. Всё, что интересует людей, это материальное благополучие. И ради этого материального благополучия они готовы пойти на любую низость. Я не такой, как они. Я хочу искать счастья в невозможном. Я хочу жить в абсолютной истине!»

Отец Хофман – духовник Людвига – говорит ему: «Для своих подданных ты должен быть по сути таким же как они. Ты не должен быть другим, не должен быть чужим. Вагнер был изгнан, потому что он гений. А гений значит чужой, не такой как все».

«Но что же мне с собой поделать? Мне нужно всё иль ничего. Я не хочу себя подделать ни под кого, ни подо что. Да, я чужой себе и людям. Странный — вот имя для меня. Я не приемлю серых буден и лжи с названием “семья”. Пусть замерзаю средь бездушья, из слёз свою броню создав. В ней одиночества удушье, и задыхаюсь весь в слезах. Как мотылек, я засыпаю на холоде и на ветру, и очень скоро, точно знаю, без понимания умру. И если где-то в одночасье вдруг вспыхнет огонёк любви, лечу к нему сквозь все ненастья, чтоб в пламени сгореть свечи. Но лучше ль жить так, замерзая, мне в одиночестве своём? Пусть лучше, к смерти подлетая, всё лучшее в себе спасём. И вот несусь, куда не зная, чтоб в пламени любви сгореть. Пусть лучше буду жить мечтая, чем жить, чтоб только умереть».
(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература

А по Вашему мнению, КАК ЗАСЛУЖИТЬ БЛАГОДАРНУЮ ПАМЯТЬ ПОТОМКОВ?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература

Метки:

Похожие записи:

Самые новые записи: