Установка видеонаблюдения и Бертольд Брехт

Телевидение – как погода: за него не с кого спросить, в основном оно плохое, и все им интересуются. Действительно ли оно является окном в мир? Действительно ли оно показывает, что происходит там, в мире? Так по крайней мере понимают себя и свою деятельность новостные редакции. Но к этому надо подходить с осторожностью. Новости показывают не то, что происходит, а то, что другие считают важным. Массмедиа следят не за событиями, а за тем, как другие следят за событиями.

Телевидение четче, чем другие медиа, показывает, что люди хотят, будучи сами ненаблюдаемыми, наблюдать, как наблюдают другие. Удовлетворяя это желание, медиа служат социализации, причем социализации взрослых! Они предлагают каждому искателю идентичности критерии самооценки и демонстрируют каждому, кто не уверен в собственном вкусе, мировые стандарты вкуса.

В этом смысле крайне поучителен сериал «Большой брат», его единственная тема – быть наблюдаемым. Под прицелом камер оказывались люди, которые знали, что их действия отслеживаются, причем в ситуациях, в которых обычно человек не находится под наблюдением. В их случае установка видеонаблюдения явилась осознанным средством экзистенциального опыта. «Большой брат» – это Бертольд Брехт для бедных: телевидение как экспериментальная ситуация. Однако и в других передачах оно дает нам возможность сидеть, уставившись на других. И даже взгляд за кулисы давно уже превратился в часть самого шоу. В телевидении поэтому решающую роль играет не коммуникативная, а экспрессивная компетенция: произвел ли я впечатление, какое хотел.

Телевизионный экран излучает ту же самую магию, что походный костер первобытной орды, отвлекающий от проблем и угроз внешнего мира. Об этом хорошо говорит Хансйорг Шертенляйб в эссе о возвращении неандертальца в наш кремниевый век: «Мы оба сидим, самозабвенно пережевывая пищу и уставившись в магическое мерцание. Под гипнозом. Под защитой. Истории берут начало».

Норберт БОЛЬЦ

Похожие записи:

Самые новые записи: