Утопические идеалы

Утопические идеалы переустройства общественной жизни на началах свободы и равенства прав всех без исключения членов общества в ходе развития социокультурной парадигмы «проекта модерна» в направлении самопревращения ее в свою прямую противоположность, в мировоззренческую систему традиционалистско-мифологического типа, превращенные в эффективно функционирующую идеологическую ширму, надежно маскирующую реальные процессы нередко принимающей откровенно параноидальные формы борьбы различных группировок за властные прерогативы как в масштабах тех или иных государств, так и целых регионов планеты так и остались одной из величайших в человеческой истории утопией и, возможно, обречены оставаться таковой навсегда. Тем не менее под знаком именно этой утопии возник, был разработан и внутренне противоречивым образом осуществлен грандиозный цивилизационный проект, исходно призванный предоставить человеку право на реализацию его собственного, уникального в каждом отдельном случае мыслительного и деятельностного потенциала и разорвать порочный круг вековечного взаимопревращения одних форм традиционалистского, отказывающего человеческому разуму в праве на автономию мироощущения, в другие. Даже в своей превращенной и буквально «вывернутой наизнанку» (ver- и umkehrte) форме он продолжает нести на себе родимое пятно своего утопического происхождения, полностью стереть которое не удается даже самым мощным из наличных сегодня тенденциям регресса к даруемой традиционалистским мировосприятием незыблемой стабильности раз и навсегда идентифицированного миропорядка. Одним из ярчайших тому примеров может считаться философское творчество Адорно.

Теодор Адорно 

В то же время, никоим образом не впадая в крайность некоего технологического редукционизма, следует указать и на то, что в обширном и многоплановом контексте побудительных причин перерождения парадигматики «проекта модерна» в таковую своего исходного антагониста далеко не самую последнюю роль сыграло то обстоятельство, что на протяжении веков единственно возможным для использования носителем инновативных для своего времени форм коммуникативного опыта являлась технологическая инфраструктура производства и распространения печатного слова, т. е. технология коммуникации, специфические особенности конструкции и способа функционирования которой оказались явно недостаточными для создания коммуникационной среды, основополагающей структурой которой являлась бы таковая одновременно и прямой, и обратной связи участников коммуникационного процесса.

Нисколько не умаляя безусловной значимости и исторической действенности социально-политических и экономических факторов, хотелось бы все же обратить внимание и на то, что в условиях, когда единственно возможным вариантом движения потока информации являлся только вариант «улицы с односторонним движением» (В. Беньямин), и без того в изобилии наличествующие в человеческом сообществе с самых архаических времен тенденции к выстраиванию иерархически пирамидальной властной вертикали могли лишь получить дополнительный стимул для своего дальнейшего развития, а вовсе не быть упразднены, как то мечталось утопистам эпохи Просвещения. Неизбежно сопутствовавший всем предшествующим этапам человеческой истории процесс социального расслоения и стратификации и в данном случае привел к формированию элитарных слоев общества, реализующих свою властную функцию посредством институтов представительной демократии, способа репрезентации общественных интересов, бесконечно удаленного не столько по времени, сколько по существу от своего протообразца, имевшего место на агоре древнегреческого полиса или на новгородском вече события прямого волеизъявления всех присутствующих тут граждан.

Поддающаяся в большей или меньшей степени успешному решению в масштабах архаичного городского поселения со сравнительно небольшим числом обитателей задача организации форм прямого участия всей массы населения в обсуждении, выработке и принятии законоположений, призванных регулировать все виды взаимоотношений внутри данного сообщества, конечно же, должна была решаться совершенно иначе в масштабах государств с многомиллионным населением и располагавшихся на обширных территориях, а также обществ, для которых этап оральной культуры являлся давно пройденным этапом. Отвлекаясь и в данном случае от рассмотрения вопроса о том, в какой мере факторы социально-политического и экономического характера являлись определяющими для процесса превращения разработанных в эпоху становления и развития парадигмы «проекта модерна» механизмов представительной демократии отнюдь не в средство репрезентации жизненных интересов всех слоев общества, но в инструмент манипулирования ментальностью подавляющей части электората, используемый теми или иными властными инстанциями в целях упрочения и расширения своих властных полномочий, представляется необходимым указать также и на то, что сопутствовавшее этому процессу использование технологии печатного слова, равно как и позднее дополнивших ее аналоговых технологий электронной коммуникации, в качестве материальных носителей общепринятых форм коммуникативного опыта, никоим образом и не предполагало возможности обеспечения полноценных способов обратной связи с каждым отдельным членом общественного организма.

Цит.: Алексеева И.Ю., Сидоров А.Ю. “Информационная эпоха: вызовы человеку”

Похожие записи:

Самые новые записи: