Утопия. Запад через 30 лет

Оригинал взят у igeid в Утопия. Запад через 30 лет

Утопия. Запад через 30 лет

 

Некоторые читатели моей маленькой антиутопии (http://igeid.livejournal.com/96191.html) интересовались тем, какой могла бы быть в это же время (т.е. в 2043 году) западная постиндустриальная зона. На контрасте я решил описать ее с помощью небольшой утопии (хотя не все в этом маловероятном будущем мне нравится).

 

В предыдущем тексте описан доведенный до абсурда авторитарный бюрократический капитализм в сырьевом (российском) и индустриальном (китайском) варианте. Альтернатива – высокотехнологичная, рациональная экономика, максимально реализующая творческий потенциал общества. Она может сформироваться только в условиях широчайшей свободы, децентрализации и дебюрократизации. К сожалению, сейчас ничего этого нет ни у нас, ни на Западе.

 

Вся надежда на кризис, как это не парадоксально. Ведь именно глобальные кризисы всегда были причинами социальных перемен, отмирания старого и возникновения нового, движения вперед.

 

Как помнят читатели этого блога, по сценарию будущего фильма, в двадцатые годы 21-го века в результате жестокого системного кризиса мир разделился на четыре зоны: Россия и другие нефтяные страны – сырьевая зона; Китай, ЮВА – индустриальная; Северная Америка, Европа, Австралия, Япония – постиндустриальная зона; мусульманский мир и Африка – зона нестабильности и локальных войн. В этой короткой утопии – о том, какой может быть постиндустриальная зона.

 

Итак, представим себе, что после великого мирового кризиса в постиндустриальной зоне разорились крупные корпорации и банки, доллар и евро обесценились. Общество спасли новые социальные и производственные технологии, которые стали основой экономики. Их создают в основном международные сообщества программистов, ученых, инженеров (за кочевой образ жизни  таких специалистов принято называть «номадами»).  На основе этих технологий работают новые полностью автоматизированные, рациональные и экономные производства.

 

Номады

Сообщества номадов непривязаны к какой-либо территории или стране. Номады работают через интернет, многие не заводят постоянного жилья и собственности, периодически меняются друг с другом домами в разных частях света. Целые области с наиболее привлекательным климатом и природой существуют исключительно за счет живущих там номадов (Греция, Испания, острова в южных морях, некоторые области Латинской Америки, Азии и Океании). Это так называемые «зоны оффшорного проживания». Однако номады живут не только там, но практически по всей постиндустриальной зоне. Они – главная производительная сила новой экономики.

 

Эта ситуация подорвала экономическую базу государственной бюрократии. Номады создают адхок-коллективы, участники которых одновременно работают в разных концах света, постоянно перемещаются по планете, продают свою продукцию в многие страны. Ни одна национальная налоговая служба не может уследить за всеми этими передвижениями денег, услуг, людей. Да и не очень понятно, в бюджет каких стран должны платить номады. Тех, в которых они родились? Но они зачастую давно потеряли какую-либо связь с родиной. Где живут в момент подачи декларации? Но ко времени, когда по этой декларации придется платить налог, номад уже может работать в другой стране.

 

Смерть государства

Так как экономическая деятельность граждан перестала быть привязана к территории конкретной страны, у государств исчезла возможность отслеживать доходы и собирать налоги со своих граждан. Выделение денег на общественные нужды стало добровольным делом. Отчисления в форме пожертвований от граждан стали поступать не в государственные бюджеты. А на конкретные нужды, в бюджеты различных добровольных и территориальных сообществ, в которые входит данный номад.

 

Таким образом государства в современном виде престали существовать. Вместо них появилась неиерархичная система местных (городов, районов и т.д.) или не привязанных к территориям сообществ.

 

Границы постиндустриальной зоны стала контролировать добровольная военная милиция, формируемая территориальными сообществами на квотной основе. Она же взяла на себя функции борьбы с преступностью на местах. Милиция, судебная система, коммунальные и социальные службы начали управляться населением, объединенным в местные сообщества напрямую через интернет. Так же непосредственно через сеть,  на конкурсной основе сообщества нанимают менеджмент этих служб.

 

Рационализация потребления, автоматизация производства

В связи с переносом основных человеческих и материальных ресурсов из воспроизводства материальных благ в творческую сферу, произошел новый виток  научно-технической революции, радикальная рационализация потребления, автоматизация производства и услуг. Потребление энерго- и материалоемких товаров и услуг стало предметом общественного осуждения. Они перестали пользоваться спросом (например, автомобили на бензине или дизеле, большие торговые центы и т.п.).

 

Выжили только энергосберегающие, экологически чистые технологии. Электроэнергетика и теплоснабжение были переориентированы на альтернативные источники энергии. Все оставшиеся предприятия и фермы были практически полностью автоматизированы. Они принадлежат местным общинам.

 

Прошло время господства брендов, рекламы и потребительской гонки. В связи с развалом государств некому стало защищать копирайт на бренды. Кто угодно может производить что угодно под любым лейблом. Таким образом брендинг и реклама вообще потеряли смысл. «Потреблятство» вышло из моды. Модно стало творчество, спорт, путешествия, поиск впечатлений, новых мест для жизни и работы.

 

Созерцатели, традиционалисты и крейзи

Помимо номадов существует другая многочисленная категории граждан. Это – «созерцатели», сознательно выбравшие созерцательную жизненную стратегию. Они живут за счет постоянного безусловного дохода, который получают от добровольных взносов номадов в местные фонды социальной солидарности.

 

Интересно, что номады довольно часто бросают свое дело и сами становятся созерцателями. Реже происходит обратное. Номады кормят созерцателей, поддерживая низкий уровень преступности и социальную стабильность. Многим номадам также важно иметь потенциальную возможность в любой момент самим стать созерцателями. Обеспечивая благосостояние этих новых хиппи, номады гарантируют себе свободу выбора будущего. Некоторые созерцатели открыто употребляют наркотики в условиях полного легалайза.

 

Третья категория населения – традиционалисты. Они демонстративно придерживаются местных и национальных традиций, оседлы, семейны. Чаще всего занимаются архаичными ремеслами и услугами (содержат рестораны, фермы, гостиницы, мастерские). Результаты труда продают номадам и друг другу, за счет чего и живут. Семьи в привычном смысле остались только у традиционалистов. Все другие категории перешли к свободным временным союзам.

 

Еще одна, немногочисленная категория жителей – т.н. «крейзи», сознательно отвергающие цивилизацию, интернет, новые технологии и придерживающиеся различных религиозно-мистических учений (номады и созерцатели – не религиозны).

 

Транспорт, торговля сельское хозяйство, строительство, медицина

Города избавились от автомобилей. Транспорт остался только общественный, в виде небольших электромобилей-такси с автоматическим управлением, которые можно вызвать через интернет в любую точку и задать маршрут поездки.

 

Сбылись мечты Заболоцкого. Новые биоинженерные технологии позволяют выращивать мясо, как белковую массу разного состава (имитация различных видов и сортов) на автоматических биопредприятиях. Права животных защищаются законом, убивать и есть их строго запрещено. Последние домашние звери торжественно освобождены в 2040 году. Они и их потомки живут на свободе или в фермах, где за ними ухаживают добровольцы.

 

Оффлайн торговля, всякие торговые центры, посредники-оптовики разорились еще во время кризиса. Остались только прямые дистанционные продажи производителей потребителям. На основе интернет-заказов сообщества производителей долгосрочно планируют производство товаров. Продают свою продукцию напрямую заказчикам, с доставкой на дом электромобилями-автоматами.

 

Происходит постепенная деурбанизация, рассредоточение людей из крупных городов в маленькие поселки на природе, построенные с помощью новых дешевых технологий индивидуального строительства.

 

У каждого человека существует набор заранее выращенных для него с помощью биоинжинерии «запасных» органов (сердце, печень, почки и т.д.). Он хранится в особом биобанке. При необходимости проводятся операции по замене органов на запасные. Средняя продолжительность жизни перевалила за 100 лет.

 

Деньги

Единого эмиссионного центра не существует. Всеобщим эквивалентом является ресурс внимания (измеряемый по числу посетителей информационных ресурсов). Его меняют на продукты материального производства, услуги, технологии.

 

Повышение посещаемости интернет-ресурсов конвертируется в дополнительные материальные блага для их владельцев. Существует добровольно соблюдаемое правило скачивать творческую продукцию бесплатно, но только с сайта ее производителя. Причем, при условии размещения потребителем у себя на сайте ссылки на ресурс производителя. Таким образом, создатель творческой продукции получает высокую посещаемость своего ресурса, которую может обменять на материальные блага, разместив у себя информацию об их производителях. А те, в свою очередь, размещают у себя информацию, например о производителях необходимых комплектующих, в обмен на их продукцию и т.п.

 

Такие цепочки пронизывают рынок, как знаменитая формула Маркса: Товар-Деньги-Товар. Только место денег заняло внимание: Товар-Внимание-Товар. В новом обществе товарообмен обеспечивается с помощью возможностей «покупателей» (отдающих ресурс внимания) привлечь внимание других «покупателей» к «продавцу» (получателю ресурса внимания).

 

Миграция. Отношения с зоной нестабильности

Территориальные сообщества общим голосованием жителей дают разрешение на въезд и проживание на своей территории людей из стран вне западной зоны, рассматривая каждый случай отдельно. Предпочтение отдается тем, кто вносит творческий вклад в жизнь сообщества, т.е. номадам.

 

Номады создали систему дистанционного бесплатного образования для всех, в т.ч. жителей зоны нестабильности и других стран, вне западной зоны. Выходцы оттуда составляют значительную часть номадов.

 

 

Метки:

Похожие записи:

Самые новые записи: