Вагонные споры – последнее дело

Похмелье после "перестроечного" опьянения наступило быстро. На баррикады во время путчей-митингов ничевсёки не бегут, в рок-клубы ходят лишь как зрители, театральную самодеятельность и киноклубы начинают игнорировать. Сосредотачиваются на чтении, поэзии и полумистических акциях в кругу друзей. Появляется самоосознание как Ассоциации Актёров Жизни. Текстов становится намного больше, читателей у них – намного меньше. Поиск единомышленников приводит в Петроград. Трансфутурист Б.Констриктор, хеленукт В.Эрль, метареалистка О.Абрамович, неоакмеист В.Зельченко, заумница Н.Таршис, буддист А.Койбагаров, дадаистка Т.Никольская, экспрессионист С.Низовский, обэриут И.Бахтерев (последний могиканин) и другие невские писатели-рисователи участвуют в акциях ничевсёков, пишут с ними тексты, ведут беседы, обмениваются книгами-картинками, спорят о путях-тропинках культуры. В поезде "Пермь-Петроград" оформляется идея универсально-смешного свода, где в форме анекдотов о Шерлоке Холмсе коллажируются народные байки и авторские мини-притчи, "бородатые" каламбуры и афоризмы философов-эстетов, вырванные из контекста куски классики и перевранные ситуации поп-фильмов. Короче, весь мировой юмор. Выпуск тысячными тиражами (с постоянной допечаткой) частей этой саги, а также массированная устная подача в разных кругах и городах очень быстро превратили Холмса в самого популярного анекдотного героя. Количественно и качественно. Чапаев рядом с такой глыбой – просто пустота.

В поезде же рождается и ОДЕКАЛ. Это волшебное слово отныне метит любую продукцию Актёров Жизни. Вобрав в себя все предыдущие самоопределения. И все последующие. В разных местах и разных временах слово это означало разные вещи и разных людей. Ибо постоянно менялся состав группы и интересы её участников. Выработавшихся или перешедших в лоно привычной культуры заменяли другие. Они могли по-своему расшифровать аббревиатуру ОДЕКАЛ, внести совсем свежую струю, придать творческой деятельности новое направление.

В то же время существовал тотальный ничевсёческий подход, распространявшийся на все сферы. Это вызвало многочисленные обвинения в догматизме-единообразии-узости. Хотя правильнее было бы говорить о последовательной анархизации и лишении прерогатив. Перед лицом НИЧТО равны по значению ВСЕ жесты-слова-взгляды. Рукопись книги равна многомиллионному тиражу (разница техническая, мелкая). Разрекламированная презентация картин равна домашней выставке. Верящий в дырку на потолке равен верящему в летающую тарелку. Все поступки – значимы, вне зависимости от степени их известности среди окружающих. Все буквы – одного порядка, нет ни больших, ни маленьких. В русскоязычных стихах не акцентируются латиницей иностранные слова. Нет разбивки на куплеты-строфы-лесенки-заголовки-эпиграфы-припевы. Текст выглядит, как камень, которым можно разбить витрину. Выравнивание желательно по центру, за исключением собственно фигурных стихов в виде людей-зверей-машин. Высыпанная решительно и полностью шелуха пунктуации помогает выстраивать внутри художественного текста другие связи, дополнительные к закреплённым. Фраза "казнить нельзя помиловать" в ОДЕКАЛе включает, таким образом, сразу оба варианта решения. Выбор – за читателем.

ОДЕКАЛ

Похожие записи:

Самые новые записи: