Ведущие темы Авангарда

Теперь, в наши дни, Авангард часто называют «Ис­торический Авангард», но темы, о которых мы говорим, и «исторические», и «но­вые», — они общие для всей эпохи, они — константы. Мы перечислим их здесь в своем (обостренном, конечно) восприятии.

1. Все процессы, происходящие в «духовно-моральной атмосфере», активны, и мы выделяем прежде всего именно активные процессы.

А бывают ли иные в этой сфере? Очень даже. Один мой собственный аспирант (историк) специально занимался темой «Вялотекущие исторические процессы Ново­го времени». Примером послужили отношения между Англией и Португалией начи­ная с их государственного договора 1373 г., которые оставались — сквозь эпохи революций и всяческих переворотов — основой геополитической стабильности этих двух стран в Европе.

2. Активные процессы ментального мира естественно сопровождаются таковыми же в мире общественном и социальном. Мы выделяем прежде всего общественно-художественные активные процессы — различные «движения», «группы», «манифесты» и т. д. Не для того чтобы рассматривать их здесь в больших подробностях (это не наша задача), а именно чтобы подчеркнуть их обобщенный общественно-художественный тип. Тип же этот таков: надо стремиться к утверждению себя (как «движения», «группы», как «манифеста» и т. п.) через реальную общественно-художественную работу, а не через какую-либо «премию», «фонд», поддержку какой-либо важной организации и т. п.

Некоторые весьма солидные и уважаемые деятели этой сферы в наши дни счи­тают, скажем, что Нобелевская премия утверждает авторитет соответствующего ла­уреата в самом искусстве, что, естественно, ставится в связь с суммой премии. Тогда, продолжая, надо было бы сказать, что премия, ежегодно вручаемая А. И. Солжени­цыным в Москве, способна будто бы выразить движение искусства в России и т. д.? (Нисколько не желая уменьшить роль великого Нобеля или самого великого писате­ля А.И. Солженицына, к которому относимся с величайшим уважением, все же не видим в этом «премиальном» акте в наши дни никакого соотношения с внутренними процессами искусства и литературы, кроме, разумеется, процессов финансовой под­держки кого-либо.) В своем внутреннем деятельном мире люди искусства (поэты, художники) стоят в зависимости только от самих себя, друг от друга. И это также активный процесс Авангарда.

Но вот эта зависимость уже вполне может быть предметом исследования.

3. Философский фон: Авангард есть жизнь. Против Н.Г. Чернышевского. Конечно, современный русский читатель (прошедший российскую общеобразовательную школу) сразу вспомнит тезис Н.Г. Чернышевского, противопоставленный «Искусству для искусства»: «Прекрасное есть жизнь». Но это разные «…есть жизнь».

Чернышевский понимает под «жизнью» материальную действительность, ей у него противопоставляется «искусство», но не всякое, например реалистическое не противопоставляется — оно «само как жизнь»; противопоставляется лишь «Искус­ство для искусства».

В современном авангарде — иначе. «Жизнь» есть прежде всего ментальная дей­ствительность, и Авангард — это наиболее полное осуществление ментального мира, В этом смысле и понимается тезис «Авангард есть жизнь».

И в этом смысле понимают авторы свое утверждение: все темы Авангарда — это один «активный процесс» художественного существования, художественной жизни.

Но, конечно, какие-то его темы подчеркивают это явление сильнее, чем другие.

4. Среди последних, «сильных», течений мы видим прежде всего тему «фонизма». Назовем этим термином доминирование реальной звуковой, звучащей стороны слова, вообще выражения. Конкретно в наших текстах этот новый поворот Авангарда рассмотрен полнее всего — в историческом плане в разделе В.В. Фещенко (конкрет­но — в статье СЕ. Бирюкова) о Русской школе и в разделе Ю.С. Степанова о Фран­цузской школе.

5. Но тогда, рядом с «фонизмом», естественно подчеркивается и связанная тема, которая в отличие от «фонизма» не имеет обобщенного выражения — это доминирование «вещной», «плотной» стороны выражения, «вещизм». (Любители латинских терминов могут использовать для этого понятия, от латин. res «вещь», — «реизм».) Возникает даже впечатление, что чем более творец-художник погружается в свой внутренний мир, отделенный от социального, внешнего, тем более требуется ему участие конкретных «вещей». Различные «инсталляции», «перформансы» (от англ. performance), переодевания, маски, коллажи (от франц. collage), «переодева­ния » одной комической оперы в другую, «пастичо» (итал. pasticcio), затем наибо­лее отвлеченное явление — переодевание чего-то уже отвлеченного в литературе — словесного «текста» в другой «текст», «пастиш» (франц. pastiche), и, наконец, как всеобщее, «глобальное » явление мира текстов — «интертекстуальность». Все это — процессы одного порядка, в сущности — одна, глобальная, тема Авангарда.

6. И, наконец, есть еще одна тема, которая вообще не получила собственного «терминологического » обозначения, но которая в Авангарде является именно «темой» — подчеркнутым общественно-художественным процессом. Пожалуй, мы можем назвать ее синхронизмом. Эта тема — соучастие зрителя (читателя, слушателя, «воспринимателя» картины) как творца. Конечно, во всяком случае поощряется активный участник, нигде исполнитель-художник не хочет остаться один, брошенный без внимания. Но никогда еще этот процесс не был столь настоятельным, императивным. В наши дни он получил кое-где специальное обозначение — инте­рактивный процесс. Например, хотя бы в мелкой форме, на выставках-прода­жах фарфора Петербургского фарфорового завода (при Государственном Эрмитаже), где оставляют нераскрашенными белые изделия (так называемое «белье»), чтобы зритель-покупатель мог сам докончить изделия по своему вкусу.

Семиотика и Авангард: Антология – под общ. ред. Ю.С. Степанова

См. также: Интервью с создателем Сапе

Похожие записи:

Самые новые записи: