Венецианская штукатурка

В соответствии с той посылкой, что экспрессивность — прерогатива мужчин, возможности, открывающиеся для осознающего себя женского творчества, могут поначалу показаться несколько суженными. Действительно, мужская экспрессивность часто идентифицируется с амбициями, с философским проникновением в «природу» — это качества, которыми могут обладать только мужчины. И все-таки, работая в стиле, называемом «ecrirure feminine» (женское письмо), работы Терезы Оултон или Джойс Пеисато сумели открыть такие возможности видения, поддержки и показа, которые ценят женственное, и не как еще один художественный прием, а на его условиях и ради него самого. Высокие художественные притязания, отраженные их роскошными, утонченными полотнами, приводят к тому эффекту, что отличительные тендерные особенности в картинах и самих картин проявляют себя в характерных знаках, в характерной осведомленности о теле, в характерном шаге и ритме восприятия.

Конечно, эти высокие притязания часто сталкиваются с тем, что широкие социальные слои пока по-прежнему воспринимают культуру как явление преимущественно мужское, и это шаблонное мнение изменяется очень неспешно. И оно останется дискуссионным, пока ценности женской живописи (под тем или иным наименованием) не сумеют практически выразить себя в глазах мира, зачумленного мужским пристрастием к вой­не, экологической агрессии и бездумной растрате ресурсов. В отли­чие от эстетических, практические требования «ecriture feminine» порой могут выходить за пределы собственно искусства, и все-таки тендерный диалог, проходящий на завоеванной мужчинами территории, остается его (искусства) жизненно важной задачей.

Затруднительность же, равно для женщин и мужчин, состоит в том, что и в начале двадцать первого века венецианская штукатурка, похоже, по-прежнему остается ценностью и источником эстетического честолюбия. Если правда, что живопись имеет преимущества перед другими видами искусства с точки зрения долговечности, транспортабельности и, как выразился Вальтер Беньямин, «ауры», то, значит, альтернативные ей средства выражения будут иметь это в виду и уважать особые эстетические качества живописной традиции. Это одна из причин, почему вызвавшее столько споров «возвращение» живописи после концептуализма оказалось наиболее убедительным в тех случаях, когда она осознает себя самое. Иными словами, лучшие живописные работы последних лет располагались где-то на перепутье между ее родовой сущностью и требованиями критиков-теоретиков.

Бpэндoн Tейлoр

Похожие записи:

Самые новые записи: