Воспоминания о блок-контейнерах

Возможно, никто из художников не вызывал на себя огонь как рафинированной, так и широкой аудитории охотнее, чем ньюйоркец Джеф Кунс. Открыто нарушив сразу несколько прежних табу, Кунс расширил диапазон дюшановских реди-мейдов, введя туда ряд упоительно китчевых изделий. К примеру, ранняя его работа «Надувной цветок и заяц» безо всякого смущения и, уж конечно, без брехтовского остранения (критического дистанцирования) придала дешевым пластиковым игрушкам художественный вес. Безгласные, но говорящие сами за себя, эти невинные, недолговечные пустячки олицетворяли эпоху рынка во всей ее жалкой, но гипнотической прелести.

В последующие годы Кунс пытался «продать» себя в качестве толкача и коммивояжера, публикуя объявления в журналах по искусству, раздавая интервью и печатая воспоминания о своем предпринимательском прошлом (одно время он занимался производством блок-контейнеров на Уолл-стрит). Было вполне очевидно, что он сознательно подает себя как конферансье или клоун. Комментируя свои ранние вещи, включая серии «Пылесос» 1980-1981 гг. и «Камера равновесия» 1985 г., Кунс сказал: «Для меня очень важно привлечь широкую аудиторию и чтобы при этом искусство оставалось на высоте. Я думаю, моя работа доступна каждому… Я не ставлю никаких требований. Почти как телевидение, я рассказываю историю, которая понятна всем и чем-то доставляет удовольствие, не важно, чем именно: одним нравится немножко блеска, других заводит то, что баскетбольный шар просто висит в воздухе, как в "Камере равновесия"… Я всегда специально стараюсь, чтобы у дверей было как можно больше народу… но если они могут пойти дальше, если они хотят освоить язык искусства, надеюсь, что так и будет, потому что ни в коей мере не исключаю высокую лексику искусства». Его также интересовали индивидуальные судьбы таких предметов, как баскетбольные мячи и пластмассовые безделушки: «Некоторые из них прочнее нас и переживут нас. Если подумать, это пугает». И еще Кунс пытался разработать свою персональную символику: «Баскетбольный мяч говорит о своей традиционной роли в жизни низших классов, которые видят в нем как бы транспортное средство для продвижения вверх… Заключенный в камеру, он получил еще одно значение: стал клеткой, подобием матки, подобием плода». Говоря о «разреженности и пустоте» этой работы, Кунс пристраивался к минимализму. И все-таки, несмотря на все его потуги продвинуться (а возможно, как раз из-за них). творчество его неизменно вызывало презрение.

Бpэндoн Tейлoр

Похожие записи:

Самые новые записи: